Dragon Age: Inquisition - Легенды Тедаса
*
Поиск:
  • (минимум 2 символа)




    Реклама




    Реклама




    Архив
    Показать\скрыть весь

    Июнь 2020: Новости | Статьи
    Май 2020: Новости | Статьи
    Апрель 2020: Новости | Статьи
    Март 2020: Новости | Статьи
    Февраль 2020: Новости | Статьи
    Январь 2020: Новости | Статьи




    Прах Судьбы - Часть Четвертая


    «ПРАХ СУДЬБЫ»

    ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ


    СПРАВЕДЛИВОСТЬ ДОСТОЙНЫХ

    Авторы: А. Даррггон, И. Алиель


    В прах судьбою растертые видятся мне,

    Под землей распростертые видятся мне.

    Сколько я ни вперяюсь во мрак запредельный:

    Только мертвые, мертвые видятся мне...

    Омар Хайям



    Глава 19

    В большом круглом зале было холодно. Картахан привык уже ко всему, но к холоду привыкнуть так и не смог. Это обширное светлое помещение, где когда-то размещалась лаборатория драконопоклонников, оказалось просто подарком судьбы – ему не пришлось жить в обычной пещере. Здесь были практически все удобства, хорошая мебель, нормальный мощеный пол в виде трех огромных каменных кругов.

    Ну, разве что пришлось повыкидывать все эти окаменевшие драконьи яйца и навести немного порядка. Но зато здесь было все время холодно. То небольшое количество топлива, которое ему удавалось найти, обогревало лишь небольшое пространство около жаровни и никак не могло согреть весь зал.

    Зябко кутаясь в меховую накидку, он сидел за столом, пытаясь в который раз разобрать потертую и разорванную страницу.

    «Свет Желанной Справедливости... Мда... Надеюсь, я успею раньше этой Ланнат открыть дверь к этой драгоценности. Только вот описание ключа так и не складывается».

    За те несколько месяцев, которые он провел наедине с этой бумагой, он сумел разобрать только несколько слов на предельно ветхом и затертом пергаменте.

    «Достойные да войдут сюда, и да пребудет обязательно с…»

    Что пребудет? Где? С кем? Бред какой... А вот ведь поди ж ты, это ключ!

    Лишь он сумел понять в полуистлевшей, забытой всеми инкунабуле «Невеста создателя» из

    Тевинтерской библиотеки, что именно находится в подземельях храма и на какой странице находится зашифрованный ключ, открывающий проход в эти подземелья. Жаль, что Велизарий не дал ему времени поработать над полной расшифровкой в нормальных условиях...

    Маг подпер рукой голову. Буквы сливались и прыгали перед глазами. Сегодня он что-то устал. Запасы стали подходить к концу, и ему пришлось с самого утра выйти на охоту.

    Когда-то в этих подземных пещерах под храмом драконопоклонники разводили коз и даже коров, а сейчас… За все месяцы добровольного сидения под землей он не видел никакой домашней живности. Даже пещерные ползуны здесь не водились. Хорошо, что здесь водилась другая, более крупная... хе-хе... дичь. Так что две тушки он сегодня все-таки приволок.

    Несмотря на дискомфорт, это промозглое помещение имело одно неоспоримое преимущество - мясо здесь не портилось очень долго.

    Картахан протянул руку к кувшинчику и отпил подогретого вина. Несколько запрятанных бочонков посредственной кислятины он нашел практически сразу же, как только начал обследовать свое новое жилище. Разумеется, это было совсем не то, что он привык пить в Тевинтере, но уж куда лучше воды со стен и тем более так называемых «припасов» этих самых белых братьев.

    После третьего глотка его потянуло в сон. В конце концов маг решил, что сегодня ничего делать больше не будет, так что можно лечь спать и пораньше.

    Он не боялся никаких гостей – его обиталище надежно защищено заклинанием. Эту очень остроумную, по его мнению, иллюзию он придумал сам. И никто его пещеру не найдет. Никогда.

    Картахан сладко зевнул и подошел к лежанке с наваленными на ней шкурами. Маг поправил свой пояс и, не раздеваясь, и стал зарываться под них с головой. Через пять минут он уже спал крепким сном.


    * * *


    Когда они зашли в огромную пустынную пещеру с возвышением, Элайн сказала:

    - Хм. Дай-ка вспомнить... Тогда, в первый раз, вот тут нас ждал довольно сильный маг с выводком дракончиков. И с ловушками.



    - Если бы он знал, кого ждет, - хмыкнул Алистер, - то убежал бы без оглядки.

    - Отсюда некуда бежать. И вообще мы не туда зашли. Там дальше, - и она ткнула рукой в угол, - есть проход в пещеру поменьше, но и это – тупик. Я повернула не в ту сторону.

    И она приготовилась уходить.

    - Подожди! - сказал король. - Я же тут никогда не был! Давай посмотрим, что там сейчас, в этой второй пещере?

    - Да ничего особенного. Кажется, там у них был склад драконьих яиц. Но если ты хочешь, давай зайдем. Это недалеко.

    Подойдя к коридору, ведущему куда-то вверх, они остановились. На расстоянии десяти шагов перед ними громоздились камни с глыбами льда, полностью перекрывшие проход. Если там впереди и была пещера, то попасть туда теперь было просто невозможно.

    - Ну и куда тут идти? - спросил король. - Впереди завал.

    - А раньше его не было.

    - Зато теперь он есть.

    - Алистер! - она тревожно подняла руку.

    Он остановился и стал озираться по сторонам.

    - Ты что-то почувствовала?

    - Да. Недалеко кто-то прячется...

    - Где? - и он завертел головой.

    - Я чувствую, что там, за завалом, кто-то есть. Но я ощущаю его буквально краешком сознания и не могу точно понять, что за существо там притаилось.

    - А какая разница? - Алистер опустил меч. - Все равно ни мы его, ни оно нас достать не сможет. Посмотри, какие валуны. Пойдем отсюда, может быть найдем место, где можно согреться. Я совсем замерз.

    Позолоченные доспехи Алистера были прекрасны и смотрелись на Его Величестве просто замечательно, но у них был очень крупный недостаток – они не грели. К слову, броня Бурегонителя, надетая на королеву, ее тоже не согревала, а меховые накидки, которые Элайн предусмотрительно взяла с собой еще в Денериме, куда-то исчезли. Видимо, при обыске королевского багажа пособники Ланнат их просто-напросто присвоили. Дорожные сумки вообще значительно потеряли в весе – оттуда испарилось в неизвестном направлении довольно-таки много всяких нужных вещичек.

    Слава Создателю, что доспехи и оружие лежали в сундуках нетронутыми. Вероятно, они сразу были предназначены старостой для чего-то другого, чем банальное растаскивание.


    Элайн приблизилась к завалу.

    - Странно. Что-то тут не так, - пробормотала она и протянула руку к валунам.

    - Камни как камни, - пожал Алистер плечами.

    Королева сняла перчатку с руки и притронулась пальцами к огромному булыжнику в центре завала. Гладкая поверхность никак не отозвалась на прикосновение.

    Смутная мысль, что тут что-то очень неправильно, махнула хвостиком и скрылась в подсознании, словно мышь в норке.

    Элайн еще раз провела рукой по камню. Неподвижный камень... И что? Это, наверное, гранит или еще какая-нибудь скальная порода. Будь здесь какой-нибудь гном, он наверняка точно определил бы, что это за камень.

    И она перевела руку на куски льда, заполнившие собой промежутки в завале.

    Лед тоже ничего не сказал Элайн. Обычная поверхность... Она ничего не почувствовала. Кончики пальцев даже не заледенели.

    «Теплый лед??»

    - Алистер! Это какой-то очень странный завал!

    - Почему? - он подошел к ней.

    - А ты потрогай эти льдинки.

    - Хм, первый раз в жизни встречаю не холодный лед. - Король провел рукой по ледяному крошеву. - Будто стекло. Да и камни почему-то тоже не холодные, хотя лично я, например, мерзну, словно окорок в погребе, - и он почесал затылок.

    - Вот! - воскликнула королева.

    - Что вот? - удивился король.

    - Кто из нас самый умелый храмовник?

    - Ну я, самый умелый! - важно надулся, ухмыляясь, Алистер. - Только я так и не стал официальным храмовником. А при чем тут, кстати, храмовник?

    - А пусть самый умелый и неофициальный храмовник сконцентрируется и попробует развеять этот морок, а? Почему-то мне кажется, что это ненастоящие камни и ненастоящий лед.

    Алистер сложил ладони перед лицом. Его губы свело от напряжения, и он резко развел ладони в стороны. Едва видимая полупрозрачная волна с неслышным хлопком разошлась вокруг короля и ударилась об преградивший им дорогу завал.

    Камни со льдом задрожали и стали таять в воздухе на глазах. Элайн осторожно ткнула рукой в преграду, но рука прошла через дымку, в которую превратился завал, легко и совершенно свободно. Уже через минуту перед ними ничего не осталось - путь вперед был свободен.

    - Этот кто-то впереди наверняка умеет неплохо колдовать, – проговорила королева.

    - С такой же вероятностью он не умеет этого делать, - заметил Алистер. - а преграду наколдовали без него. Или за него. В общем, какая разница!

    - В любом случае, советую приготовиться.

    - Какая ты умная! Тебе шлем не жмет? - совершенно серьезно ответил Алистер, улыбаясь одними глазами.

    - Будешь меня смешить перед боем, я… я… Ты же знаешь, что я когда нормальная, а когда и беспощадна, вот. - Королева попыталась сдержать смех. Это ей не очень удалось, и она все-таки громко фыркнула. - Я потом покажу Вашему Величеству, как надо мной язвить!

    - Давай лучше пойдем вперед, - и Алистер направился вверх по коридору, закрывшись щитом и взяв меч на изготовку.


    * * *


    Картахан проснулся оттого, что его достаточно больно тыкали чем-то в бок. Даже слой нескольких толстых шкур не спасал от этих тычков. Неожиданно сверху раздался смутно знакомый голос:

    - Вставай-вставай, лежебока!

    Он всегда с трудом выходил из сна и сначала не очень понял, что с ним происходит. Выпростав наружу голову, он протер глаза.

    «Демон святый!! Как это? Что это?»

    Над ним возвышалась рыжеволосая женщина в сверкающих доспехах, упиравшаяся бревнообразным двуручным мечом в его тело. Рядом с ней стоял столь же грозно вооруженный мужчина в еще более богатой позолоченной броне.

    «Как же так? Почему? Ведь завал не должен был их пропустить! Они же не маги!»

    Воительница нажала мечом на него еще раз.

    - Так ты будешь вставать или нет?... Ба! Алистер, глянь, кто это! Это же тот самый посол из Тевинтера! Помнишь этого малефикара? Надо же, какая встреча, господин посол!

    - Да уж, - ответил ее спутник. - Очень занятная встреча. Даже можно сказать, чрезвычайно удивительная встреча. - Он покрутил носом и добавил:

    - Фу-у! У тебя тут козлом воняет, господин посол.

    «Это... Это королева Ферелдена. Та самая. О Создатель, я наверно все еще сплю. Этого не может быть. Не может быть! Надо срочно просыпаться».

    Мысли Картахана метались и сталкивались, как овцы в стаде, на которое напала стая волков. Он слегка приподнялся на своем ложе, но острие меча немедленно переместилось к его открывшейся шее.

    - Руки! Вытащи и покажи руки! - скомандовала Элайн.

    Маг покорно показал открытые ладони. Меч еще сильнее уперся острием ему в шею, а Элайн бросила королю через плечо:

    - Алистер, будь добр, свяжи ему ладони, чтобы эта вонючка не наколдовала что-нибудь ненароком. Ты что, - она опять посмотрела на Картахана и поморщилась, - целый год не мылся?

    - Несколько месяцев. Я не считал сколько, - ответил тот. - Увы, тут негде мыться.

    С трудом опираясь связанными руками, он, наконец, поднялся на ноги.

    Волна смрада от немытого тела и не снимаемой месяцами одежды ударила в лицо королевы так, что она была вынуждена отвернуться.

    - Как… Как вы сюда попали? - наконец-то Картахан смог задать этот вопрос, который вот уже несколько минут вертелся у него на языке, словно флюгер от сильного ветра.

    - Мы развеяли твое колдовство. Только и всего. Садись! – и она опять легонько ткнула его мечом в бок. Ей совершенно не хотелось трогать этого мага руками.

    - Мда. От тебя несет как от Справедливости! – она скривилась и даже зажала нос рукой.

    - Не понял? - удивился Алистер. - Причем тут справедливость?

    - А у меня в Амарантайне был один такой дух. Я его нашла в Черных Болотах. Понимаешь, как бы это сказать... Так получилось, что этот дух попал в недосгнившее тело некоего Кристоффа, и в этом тухлом виде изображал из себя воина-праведника. И имя себе взял тоже соответствующее «Справедливость». Феерический чудак.

    - С ума сойти, – только и смог выдохнуть Алистер. - В твоих рядах сражался живой труп?

    - Ну да, дух в мертвом теле. Он, кстати, неплохо сражался. Но если бы он только сражался… Этот ходячий добродетельный мертвец-дух еще и вещал разные правильные мысли по делу и просто так. Пафосу в нем было столько – у-у-у! Телегами можно было грузить.

    - И куда он потом делся? - Алистера живо заинтересовала эта история.

    - Остался Башню Бдения защищать, пока мы ходили в Амарантайн. При обороне Башни ему голову и снесли, - Элайн хотела вздохнуть, но вовремя остановилась. Глубокие вздохи в этом помещении были противопоказаны. - После чего жена этого самого трупа смогла его наконец-то похоронить. По-человечески.

    - Жена трупа?? - король изумлялся все больше и больше.

    - Бывшая жена. Ну не вдова же... Он ведь ходил и говорил... Алистер, мы отвлеклись. Пусть лучше господин Картахан нам расскажет, что он тут делает. Ты же нам все расскажешь, правда ведь?

    И она присела на стул, не забыв упереться мечом в его живот.

    Тем временем Алистер придвинул поближе жаровню и стал раздувать остывшие угли, предвкушая появление столь желанного тепла.

    Протянув руки к поверхности медленно раскаляющихся головешек, он повернулся в сторону мага:

    - Однажды из-за тебя моя жена чуть не умерла. Поэтому если ты вздумаешь обидеть ее еще раз, то будешь иметь дело со мной. И я лично прослежу, чтобы ты получил по всем счетам сразу. Это я тебе говорю как храмовник малефикару.

    Картахан отвернулся от короля. Что он мог ему ответить? Со связанными руками и Юсарисом у пупка?

    - Итак? - неприятно улыбнулась королева. - Господин... забыла, как тебя зовут, малефикар?

    - Картахан, - процедил маг.

    - Так что же делает господин Картахан в этом забытом богами месте, куда не заходят даже пещерные ползуны?

    - Живу, - тевинтерец из всех сил пытался собраться с мыслями.

    «Что-то надо делать. Но вот что? Проклятье, как же их сюда занесло?»

    - Еще один паяц, - королева начала сдвигать брови. - Картахан, понимаешь, нас совсем недавно кормили ответами в таком же дурацком стиле. И нам это очень не понравилось. Очень. Поэтому давай-ка ты не будешь тут изображать записного шута! - и она слегка нажала на рукоять своего двуручника.

    - Я действительно здесь живу! - воскликнул, поморщившись, Картахан. - Я изгой! За мной охотится Верховный Маг! Мы с ним крупно поспорили... - добавил он упавшим голосом.

    «Главное не проболтаться этой стерве, почему мне пришлось сбежать из Тевинтера. Вот тогда-то мне уже ничего не поможет».

    - Ты выбрал очень странное место для проживания. В Тедасе довольно-таки много других, куда более удобных мест, где можно спрятаться от Верховных Магов.

    - В этих удобных местах обычно полно соглядатаев. Прятаться надо не там где тебе удобно, а там где тебя не будут искать, - проворчал маг. - Признайтесь, что меня вы нашли совершенно случайно.

    - Признаемся, - охотно согласилась Элайн. - И что это меняет?

    После непродолжительной паузы, во время которой Картахан делал вид, что его ничего больше не интересует, королева продолжила:

    - Значит, от испуга перед Великим Магом ты убежал именно в Морозные Горы. Причем испугался настолько сильно, что забился в холодные и бесплодные пещеры под храмом Андрасте?

    - Ага, - радостно кивнул он.

    - Картахан, только вот не надо считать всех остальных идиотами. Я тебе не верю ни на грош. Клянусь своим Юсарисом. - И она сделала легкое движение кистью, от которого ее меч повернулся вокруг оси, пробуравив острым концом в широком и толстом поясе Картахана небольшую дырочку.

    Маг потрясенно уставился на это отверстие.

    «Все демоны тени! Пояс! Она сейчас все поймет!»

    - Стойте! - завопил он. - Нет! Только не мой живот!

    Алистер поднялся и подошел к Картахану.

    - А что твой живот? Почему именно живот?

    «Это я зря ляпнул. Зря... Проклятье».

    - Сильно болит, - он назвал первую попавшуюся на ум причину. - Тут вода плохая.

    - Вода? А где тут у тебя вода? - Алистер заинтересованно прошелся вокруг него и, увидев кувшинчик с недопитым вином, немедленно сунул в него нос.

    - Это у тебя не вода. Это какое-то вино. Так что если вдруг живот у тебя и болит, то явно не от воды.

    - От вранья животы тоже болят, - подала голос Элайн. - Хочешь это проверить, Картахан?

    В ее спокойном тоне явно зазвенела оружейная сталь.

    - Раз вода тут не причем, значит, что ты просто съел что-нибудь не то, господин малефикар, - продолжил развивать свою тему король. - Нас тут недавно угощали... Бррр... От этого любой живот заболит, - и король неожиданно уставился взглядом в дальний угол. - Подожди, а что это там у тебя? Ну-ка, ну-ка...

    Подойдя к заинтересовавшему его месту, он буквально через секунду закричал во весь голос:

    - О святая пророчица! Элайн! Элайн! Ты должна это видеть! Элайн!

    Она вскочила с места, не сводя глаз с Картахана.

    - Что там случилось?

    - Посмотри сама!

    - Тогда посторожи этого мага вместо меня. Его же нельзя оставлять без присмотра! А я посмотрю, что ты там увидел.

    Алистер приблизился к ней с круглыми от изумления глазами. Его рот был полуоткрыт, а руки аж тряслись.

    - Ты!! - он зарычал на мага. - Я тебя сейчас убью на месте, поганая тварь! - И король схватил Картахана за грудки.

    - Подожди меня. - Элайн стало очень интересно, из-за чего так взбесился ее любимый муженек. - Я тоже хочу поучаствовать в этом процессе. Пока ничего не делай, ладно? - и она отвела руку Алистера от горла донельзя перепуганного малефикара.

    - Он!... Он... - продолжал рычать Алистер.

    - И чего же это он?... - пробормотала Элайн, направляясь в тот самый закуток пещеры, где Алистер внезапно получил временную невменяемость.

    Открывшаяся картина повергла ее в шок.

    Она видела, собственно очень много. И омерзительно-чудовищную Матку с щупальцами в Мертвых Рвах, сделанную из живой женщины. И результаты опытов некоего Авернуса, которые представляли собой наколотые на железные штыри трупы солдат. Видела она и беременных женщин, повешенных на воротах деревеньки Хоннлит... Убитых и растерзанных детей...

    Совсем недавно она посмотрела в мутные глаза двух похотливых тварей, которые пришли поглумиться над беспомощной, по их мнению, женщиной.

    Ей казалось, что она уже видела все гнусности, которые только можно увидеть под этим солнцем.

    Она ошиблась.


    Куча человеческих костей, обглоданные руки, полусгнившие черепа, и два мертвых тела, заботливо положенные на лед, явно для того чтобы не испортились. Рядом с ними на льду лежало аккуратно освежеванное и охлажденное человеческое бедро, с которого была содрана кожа.

    Ее резко замутило.

    «Лавка мясника!» - вспомнила Элайн слова Алистера.

    Сумев сдержать рвотный позыв, она заставила себя отойти от этого места. Постояв минуту с прижатой ко рту рукой и поминутно сглатывая приливы тошноты, она наконец сумела взять себя в руки. И Юсарис как-то сам вдруг выпрыгнул из-за спины в ее ладони.

    Картахан не стал ждать, когда королева, несущаяся к нему с поднятым мечом осуществит свои весьма недобрые намерения.

    - Стойте! Я все объясню! Стойте!! - заорал он благим матом. - Сто... - его крик перешел в задушенный хрип.

    Алистер снова схватил его за горло стальной перчаткой, не дав магу договорить. Позолота на этой прекрасной вещице была, конечно, очень хороша. Только вот от этого хватка Его Величества нежнее не становилась.

    Элайн взмахнула двуручным мечом, и лезвие со шелестящим свистом пронеслось в миллиметре около носа малефикара.

    - Назови хотя бы одну причину, из-за которой мы должны сохранить твою жизнь, людоед! - ярость королевы была совершенно искренней. - Алистер, отпусти его на минуту. Мне хочется послушать, что этот каннибал сможет сказать перед тем, как бесславно сдохнет прямо вот тут!

    Пальцы короля разжались и Картахан смог перевести дух. Хватая воздух ртом, он наконец просипел:

    - Я хочу... Я хочу жить!

    - Это не причина, - отрезала Элайн. - Знаешь, мне почему-то стало совершенно неинтересно, зачем ты здесь. Уж лучше пусть тебя совсем не будет, урод. Алистер, пожалуйста, отойди в сторону.

    И она начала медленно поднимать клинок, стараясь ударить по шее мага таким образом, чтобы не задеть лезвием о каменный пол. Сохранность меча ее занимала намного сильнее, чем существование каких-то там магов-людоедов.

    - Ваше Величество, подождите! - он упал на колени. - Я здесь для того, чтобы суметь найти дорогу к Свету Справедливости! И я ее нашел!

    - Ты несешь какую-то ерунду, вурдалак, - она наконец-то прицелилась.

    - Нет, послушайте, тут есть проход к величайшей драгоценности всего Тедаса, - он торопился и говорил очень быстро. - Она настолько ценна, что …

    - У меня и так достаточно побрякушек. Неужели ты думаешь, что из-за одного камешка или какой-то волшебной висюльки я оставлю тебя в живых? - ее глаза блеснули нехорошим огнем.

    Свист летящего вниз Юсариса прорезал несвежий воздух пещеры.

    Картахан, внимательно следивший за руками королевы, стремительно рванулся в сторону и широкое лезвие успело разрубить лишь полу его грязной мантии, при этом звонко ударившись о камни.

    - Вот дерьмо! - выругалась Элайн. Кому предназначался сей эпитет – магу или зазубринам на лезвии, осталось неизвестным.

    Алистер тут же подскочил к малефикару и схватил его за волосы, доставая меч из-за спины.

    - Я сейчас просто перережу тебе глотку. Молись пророчице, если хочешь!

    - Вы не понимаете, - чуть ли не рыдал Картахан. - Это не та драгоценность, о какой вы подумали! Это безумно могущественный артефакт, который может… Он может все. Все! Вы же хотели иметь детей?

    Элайн приподняла меч от пола и подошла поближе. Выражение ее лица все еще было очень неприятным, а Юсарис слегка подрагивал, описывая концом небольшие круги в воздухе.

    - Ну-ка, повтори еще раз, что ты сказал? Про детей?

    - В «Перчатке» есть еще одна тайная пещера. Там хранится Свет Желанной Справедливости. Я сумел найти в нашей библиотеке книгу, в которой описана эта драгоценность, - он говорил уже не так судорожно и торопливо. Уже можно было потянуть время – главная опасность, кажется, его миновала.

    - По преданию, этот самый Свет может исполнить любое желание, лишь бы оно было справедливым. Якобы сам Создатель подарил этот… или эту... я не знаю точно, что это такое... своей невесте.

    - Ну и что дальше? - зеленые глаза королевы внимательно рассматривали лепечущего мага, опустившегося перед ней на колени.

    - Я предлагаю сделку. Вы пощадите меня, а я покажу Вам где это, - его дыхание окончательно нормализовалось. Но глаз тевинтерец так и не поднял. - И там вы сможете получить материнство.

    - Ты один раз уже предлагал мне эту возможность. - Элайн говорила это совершенно спокойно, хотя Картахан пытался поймать на слух малейшие признаки ее волнения. Ему было очень важно заинтересовать эту бездетную владычицу Ферелдена. Сейчас от этого зависела его жизнь. А его жизнь почему-то ему до сих пор очень нравилась.

    - И если бы Ваше Величество тогда согласились, то я сдержал бы свое обещание, – негромко ответил маг. - Я и сейчас сдержу свое обещание, показав Вам дорогу.

    - Тогда я должна была заплатить за твое обещание рабами и отдать вам сто человеческих жизней, - ее тон не менялся. - Сколько жизней и рабов я должна потратить сейчас?

    Она уперлась тяжелым взглядом в его лицо.

    - Э-э-э... - он не ожидал такого ответа. - Нисколько. Сейчас вам надо просто оставить меня в покое, после того, как я покажу вам Свет Справедливости. И все. Клянусь самой пророчицей, я все сделаю, что обещал!

    - Послушай вот что, малефикар. – Голос, в котором чувствовалась несокрушимая сталь, все-таки начал меняться. В нем появились льдистые оттенки, придававшие ее словам некую звонкость. Королева сделала вокруг него несколько шагов.

    - У меня сложилось впечатление, что ты держишь меня за какую-то деревенскую дуру. Не знаю, почему ты решил, что мне можно вот так запросто втирать что угодно. Но все это, мне ,честно говоря, надоело. - Она слегка повысила тон. - Я вообще перестала понимать, для чего я тебя слушаю!

    - Ваше Величество, но я же готов показать Вам!...

    - Что ты нам готов показать? Дорогу к могущественному артефакту? Который исполняет любое желание?

    - Да, да!

    «Что же ей еще нужно?... Ну почему она мне не верит!»

    - А почему ты сам до сих пор не сходил к этому Свету Справедливости?

    - Я?...

    - Да, именно ты! Тебе не захотелось исполнить какое-нибудь справедливое желание?

    Повисла тяжелая пауза.

    - Да я смотрю - ты просто заврался. – И стальной голос опять стал совершенно спокоен. - Алистер, чтобы я зря не размахивала Юсарисом – пожалуйста, перережь глотку господину послу и пойдем отсюда. Тут просто до невозможности смердит.

    Элайн повернулась к магу спиной.

    - Я не мог туда пойти один! Там охрана! - завопил Картахан, поняв, что его бесценная жизнь опять закачалась на очень тоненьком волоске.

    - Охрана? Что же это за охрана? Драконы? Големы? - королева вполоборота развернулась к малефикару.

    - Нет, намного опаснее. Это люди, - он опять отвел от нее глаза.

    - Это что, те самые белорубашечные придурки? - прищурилась Элайн. - И я должна поверить, что могущественный маг крови испугался мужиков с ножами? Хватит! Я прекрасно понимаю, что тебе очень хочется пожить, но и ты должен меня понять!

    Легкая усмешка на ее лице появилась и сразу исчезла.

    - Меня твое желание жить категорически не устраивает. Я как-то и раньше была не очень к тебе расположена, а после вот этого – и Элайн неопределенно кивнула головой в сторону той самой «мясной лавки», - я окончательно в тебе разочаровалась.

    Королева притворно вздохнула.

    - Ты разбил мое сердце, господин посол. А тем, кто это делает, я обычно разбиваю голову.

    - Послушайте меня, умоляю! - маг воздел свои связанные руки над головой. - Но ведь там постоянно ошивается эта, как ее... Ланнат! Как же я один смогу одолеть эту колдунью вместе с ее многочисленными помощниками!

    - Маги крови тем и сильны, что могут убивать или подчинять себе большие группы врагов. И тем более бороться с другими магами. Мало того, что ты людоед, так ты действительно считаешь нас какими-то неучами! - Алистер высказал свое мнение довольно-таки резким, не терпящим возражений тоном. - И я тоже думаю, что ты просто-напросто пытаешься нас надуть.

    И король начал приближаться к магу с обнаженным мечом. Золотистый клинок очень неприятно блеснул в отсветах раскаленной жаровни. Алистеру вообще-то не хотелось поганить оружие своего отца такой дрянью как этот Картахан, но ничего другого у него под рукой не было.

    - Да что же это такое! - завыл малефикар, потрясая воздетыми руками. - Я даю вам шанс исполнить ваши мечты, а вы отказываетесь! Я не прошу с вас платы, я хочу просто жить! Жить!! Я готов уйти с ваших глаз куда угодно, только отпустите меня!

    - Отпустить тебя? Людоедов без хорошей порции стали в горле я не отпускаю. - Элайн начала терять терпение. Было хорошо заметно, что еще немного, и она окончательно перестанет рассуждать на эту тему.

    Картахан вскинул голову. Как обычно, предчувствие близкого конца плеснуло в него новых сил.

    - А что мне было делать?? Я готов есть бронто, ползунов, да хоть самих порождений тьмы. Но их здесь нет! Здесь нет никакой еды, кроме... - Он слегка запнулся. - Почему я должен был умереть с голоду? Почему? Я боролся за свою жизнь как мог!

    Он взглянул снизу вверх в глаза Элайн.

    - Ответьте мне, могущественные короли Ферелдена! Почему я должен был сдохнуть здесь только потому, что есть людей не принято? В чем я виноват? Что хочется мне кушать? И я повторяю – здесь недалеко действительно находится уникальнейший шанс получить то, что вы никогда и нигде больше не получите!

    - Я что-то не пойму, тебя сюда, что, на веревке притащили? А потом замуровали в этих пещерах? Пошел бы жить к этим белым братьям и ел бы вместо людей брюкву. Или телятину по-орлейски.

    Алистер смотрел на Картахана с нескрываемым презрением. У него вообще-то очень чесались руки расплатиться с этим тевинтерцем за свое чувство полной беспомощности и безысходности, которые он испытал, увидев жену, упавшую бездыханной на пол тронного зала.

    Картахан отшатнулся, скривившись в презрительной гримасе.

    - Вы что, не знаете?

    - Чего мы должны знать? - удивилась Элайн.

    - Про это... белое братство??

    - Кое-что знаем. Эта самая Ланнат, их самозваная пророчица, опоила нас сонным зельем. После чего эти редкостные дебилы без чувства юмора попытались захватить нас в плен. Этого знания уже достаточно, чтобы...

    Картахан очень непочтительно перебил ее:

    - Эта самая Ланнат – гнусная ведьма! Причем она очень сильна и искусна. Эта гадина может подчинять себе людей так, что они превращаются... Да что я говорю - вы сами их видели.

    - Что мы видели? Обычное подлое и похотливое мужичье, - буркнула Элайн. - И эта самая Ланнат вовсе не пыталась нас подчинить.

    - А это она делает как-то по-особенному. Мне пока не удалось узнать как именно. То ли что-то подсыпает в еду, то ли подливает в питье... - при этих словах Алистер с Элайн переглянулись, - …то ли еще как-то. Может с Вами эти белые братья и вели себя как обычное быдло, а вот со своей хозяйкой они ведут себя совершенно по другому. Эти люди подчиняются ей абсолютно беспрекословно. Словно големы жезлу управления, - продолжил Картахан.

    - Далеко не все големы подчиняются жезлу, - теперь Элайн перебила мага. - Что ты мне хочешь сказать? Что не захотел подчиняться этой Ланнат? Это тебя нисколько не оправдывает.

    И она по привычке скрестила руки на груди. Ее брови сошлись, а глаза неожиданно полыхнули ядовитым огнем:

    - Ты все время чего-то недоговариваешь и постоянно юлишь, малефикар! Я это прекрасно вижу по твоим бегающим глазам, по твоим легким усмешкам и наигранным позам! - и неожиданно она резко повысила голос: - Все, довольно!!

    И добавила значительно тише, слегка тряхнув рыжей прядью:

    - Ты мне окончательно надоел.

    Смерть опять взмахнула своей косой перед глазами Картахана и оскалила клыки прямо ему в лицо.

    - Хорошо, хорошо! - заторопился он. - Я все расскажу. Все! Все-все! Клянусь своими глазами!


    Глава 20

    Свет Желанной Справедливости находился в получасе ходьбы отсюда - прямо под статуей Пророчицы в тайном подземелье. Попасть туда можно было из неприметного штрека около входа в «Перчатку». Но найти этот штрек просто так, не зная тайных магических ориентиров, было практически невозможно.

    Только вот какая незадача: по словам Картахана, пройти в это подземелье можно было лишь с помощью ключевого заклинания, которое он все еще не расшифровал.

    Кроме того, рядом со штреком постоянно находился дозор белых братьев, которые каким-то загадочным образом сообщали Ланнат о любых нарушителях, появлявшихся рядом с ними.

    Картахан испытал это лично. Ему едва удалось унести оттуда ноги после того, как буквально из ниоткуда появившаяся псевдопророчица обрушила на него электрическую бурю невиданной силы. На саму Ланнат заклинания Картахана, увы, не подействовали.

    Но самое главное заключалось в том, что госпожа Ланнат тоже откуда-то узнала о Свете Справедливости и секретном проходе, но никаких ключей решила не расшифровывать. Она поступила намного проще.

    Белые братья под ее чутким руководством, наевшись спелой брюквы, днем и ночью, сменяя друг друга, бодро рубили кирками скальную породу, пробивая отдельный проход к этому могущественному артефакту. То, что прорубаться к подземелью приходилось через толстые пласты прочного гранита, никого из них не смущало. Точнее это не смущало Ланнат, каковая сама ничего не рубила и руки никакой работой не марала, оставив красоту своих пальчиков нетронутой.

    - Этот артефакт одноразовый? - спросила Элайн. - Сколько желаний он выполняет?

    - Я не знаю, - вздохнул Картахан. - В книге про число попыток ничего не написано.

    Он теперь уже не стоял на коленях, а сидел на стуле, в достаточном отдалении от короля с королевой. Его руки, правда, все так же были связаны, и Алистер не спускал с него глаз. Малефикары не зря считались очень опасными колдунами.

    - А почему к нему нельзя пройти? Там что, особо прочная дверь?

    - В этом штреке, когда спускаешься далеко вглубь, начинается такой белесый туман... И любой, кто в него заходит – сразу падает замертво. На полу там уже лежат скелеты этих... белых братьев. Поверьте я знаю, что говорю – я ведь давно пытаюсь попасть к этому Свету Справедливости.

    - Подытожим. Добраться до этого артефакта пока невозможно. Ключа у тебя нет, белые братья все еще копаются, и способа попасть в это подземелье ты не знаешь. Ну-ну.

    Королева поднялась со стула и отошла к поближе к выходу из пещеры. Там воздух был куда более пригоден для дыхания, чем тот смрад, в котором жил малефикар. Немного отдышавшись, она вернулась обратно.

    - Значит, так. Мы сейчас тебя свяжем и оставим здесь. А пока ты будешь отдыхать от своих рассказов, мы прогуляемся до «Перчатки» и проверим правдивость того, что ты нам тут наговорил. После чего окончательно решим, что с тобой дальше делать.

    - Не надо! Возьмите меня с собой! Я готов пойти связанным! - испугался Картахан. - Даже если с вами что-нибудь случится, тогда у меня будет пусть маленький, но шанс на спасение. А помирать в одиночестве спеленутым по рукам и ногам только потому, что Вы забыли или не смогли вернуться... Да и что вы там хотите увидеть? Белые рубашки поклонников Ланнат?

    - Когда мне потребуется узнать твое мнение, я тебе его скажу! - прервала его излияния Элайн. - Не забывай, что твой выбор – либо делать что тебе прикажут, либо умереть. И если уж совсем честно, то я до сих пор считаю, что второй вариант для тебя будет намного предпочтительнее первого. Алистер, достань-ка еще один моток веревки.

    - А! - внезапно осенило малефикара. - Вот оно! Я понял! Вы хотите дойти до Праха Андрасте! Да? Как же я сразу не догадался!

    На лице королевы немедленно появилось выражение искреннего удивления.

    «Я поймал эту заносчивую рыжую выскочку. Поймал!»

    Картахан понял, что не умрет. И к нему немедленно вернулась вся его наглость и надменность.

    - Неужели все дворяне Ферелдена настолько глупы, что не в состоянии осознать результаты своих поступков? Да ты же сама осквернила кровью дракона остатки Праха! Ты, что, понадеялась, что там остался не оскверненный прах?!

    Он громко рассмеялся. Королева почему-то совершенно не разделила его веселья, угрюмо посмотрев сначала на короля, а потом на мага.

    - И чего ты нашел в этом смешного?

    - Вы действительно неучи... Кровь дракона это не вино из трактира. Да будет вам известно, что даже одной крошечной капли этой могучей жидкости достаточно, чтобы осквернить целый мешок Праха Андрасте! И тем более какой-то мешочек за пять тысяч золотых!

    - За три тысячи, - машинально поправила его Элайн.

    - Вот как? Значит, тот пройдоха хорошо погрел на нас руки. Впрочем, какая теперь разница... Так вот, вы больше не найдете ни щепотки, ни пылинки Праха Андрасте. Я, кстати, был в этом зале со статуей. Белые братья выгребли из урны даже оскверненный прах... Правда, я не представляю, для чего Ланнат приказала забрать этот уже никому не нужный мусор. Но это тоже теперь никакого значения не имеет.

    «Она пойдет к этому Свету Справедливости. Я ее заставлю. Ей сейчас просто ничего другого не останется!»

    Элайн старалась держаться, но по ее чересчур окаменевшему лицу было видно, что выслушивать Картахана ей, мягко говоря, нелегко. Алистер тоже выглядел очень неважно.

    - Ты представляешь, что я с тобой сделаю, если ты наврал? - она произнесла эти слова, сжав зубы практически до хруста.

    Ее надежда на то, что она сможет иметь детей, неожиданно с грохотом обрушилась прямо в бездонную пропасть. И вот-вот в эту же пропасть полетит и она. Со всеми своими настоящими коронами, блестящими доспехами и будущими детьми.

    Картахан что-то ей ответил. Она так и не услышала, что именно он ей сказал.


    «А ведь он не наврал. Вот как раз тут эта гиена сказала правду, да. О Создатель... Все зря, все зря... А ты обрадовалась, кретинка! Мол, щепоть... Идиотка! Просто идиотка! Набитая дура... Даже хуже. Кровавая Кусланд!»


    Алистер собрался с духом раньше Элайн. Он подошел к ней, и девушка сразу, инстинктивно схватила его за руку, пытаясь получить от него поддержку и хоть какую-то защиту. Он посмотрел на нее именно так, как она и ждала – тепло и спокойно, улыбаясь одними глазами. Король слегка сжал ее кисть. Она ответила ему таким же пожатием, сразу прочитав его мысли:

    «Я с тобой. Я всегда буду с тобой».

    Мир задрожал и почему-то исказился. Какие-то странные капли попали в глаза... Ну откуда взялась эта вода в глазах? Может быть соринка? Точно, соринка. Тут много соринок. Они повсюду, эти подлые соринки...



    Элайн заморгала и мотнула головой, пытаясь прогнать эту загадочную невидимую пыль, разъедающую ее веки.

    - Алистер... Давай вернемся в Денерим. Пророчица ведь простит меня? Я буду каждый день ходить в детский приют, молиться и все будет хорошо. Все будет хорошо. Правда ведь? - это говорила не она. Или она? Нет, это сказала какая-то другая женщина, в мягком домашнем платье, сидящая с вышивкой у окна. Тонкий обруч диадемы облегал ее рыжие волосы, а теплые зеленые глаза смотрели куда-то далеко-далеко.

    - Да, конечно, - он еще раз сжал ее ладонь. - Пойдем отсюда. Сейчас я соберу сумки, и мы пойдем домой.

    - Домой, - эхом откликнулась Элайн. Она так и стояла, уставившись взглядом в какую-то точку на стене.


    Картахан с изумлением переводил взгляд с короля на королеву и обратно.

    И это та самая настоящая королева? Да она, оказывается, просто притворялась бесстрашным воином. А на самом деле это...

    Элайн еле слышно шмыгнула носом. Она вспомнила, что так и не закончила одно важное дело.

    - Алистер, перед тем как мы пойдем, пожалуйста, казни этого людоеда. Я сейчас не могу этого сделать. Ладно?

    - Хорошо, душа моя. - Он кивнул ей и привычным движением завел руку за спину. Клинок с легким звоном сам вскочил в его ладонь. - Подожди немного.

    - Не-е-ет! - истошно завизжал малефикар. Ему стало до ужаса ясно, что на самом деле он никого никуда не поймал.

    - Стойте!!

    Никакого эффекта эти крики не возымели. Алистер не проронив ни слова, деловито стащил Картахана со стула и поволок в тот самый угол, где находились те самые «припасы».

    А Элайн все также стояла столбом, не сводя взора с какого-то невидимого пятнышка на стене.

    Маг с предельной ясностью понял, что жить ему осталось секунд пять или шесть. Может быть, даже семь.

    - Да стойте же! У меня есть Прах Андрасте! - заорал он.

    Они не сразу поняли, что он сказал. Элайн была слишком занята своими мыслями, а Алистер заранее настроился не обращать внимания на вопли этого малефикара. Поэтому король продолжил выполнять просьбу своей жены – бросив Картахана резким толчком на колени, он задрал ему слипшуюся немытую бороду, чтобы одним движением клинка перерезать глотку этому вонючему людоеду.

    Картахан связанными руками попытался оттолкнуть Алистера.

    - Да вы что, не понимаете?! У меня есть этот самый Прах!

    Король, который уже приставил лезвие к шее Картахана, очнулся первым.

    - Повтори, что ты сказал? - вообще то ему надо было наклониться поближе, но брезгливость мешала ему это сделать.

    - У меня есть Прах Андрасте. У меня есть Прах Андрасте! Слышите, у меня есть Прах Андрасте! Есть! - он торопливо повторял и повторял одно и тоже, боясь, что его не услышат.

    - Перестань куковать - поморщился Алистер.

    - А что же делать, если вы меня не слушаете?!

    Раздался тихий лязг – к ним уже подошла королева и молча уставилась на Картахана тяжелым взглядом.

    - Дай-ка я догадаюсь: мне полагается сейчас запрыгать от радости? - она говорила негромко, не повышая и не понижая голоса.

    - Ну... Если Вам так нужен этот Прах... То наверное... - маг жалко улыбнулся.

    - Откуда у тебя этот прах? Ах, да. Ты, похоже, забрал с собой те остатки, о которых упоминал при нашей первой встрече...

    Картахан беззвучно кивнул. Элайн задумчиво потерла виски.

    - Знаешь, я так долго гонялась за своим призрачным счастьем, что уже не могу точно разобрать, кто из нас куда бежит – то ли я его догоняю, то ли наоборот, убегаю от него в другую сторону... Вот и сейчас я не могу никак решить – убить тебя сразу или забрать в Денерим, чтобы ты рассказал без утайки все что знаешь тем самым людям, которые умеют гм... скажем так – расспрашивать? - И без всякого перехода она неожиданно рявкнула: - Покажи немедленно, где ты спрятал Прах Андрасте!

    - Но...

    - Что? Опять «но»? Ты снова решил нас обдурить? Смотри мне в глаза! Где Прах?!

    - Не дави на меня! - вдруг огрызнулся Картахан. - Я тоже устал бегать и бояться! Вот что - мы заключаем сделку. Моя свобода и жизнь против Праха! Не больше и не меньше! Если вас это не устраивает, то просто убейте меня и закончим эти бесконечные разговоры. Я, конечно, умру, но и вы останетесь с пустыми руками.

    - То есть мы должны простить людоеда, да еще к тому же - малефикара, в обмен на возможность получить щепоть Праха? Ты заломил несуразно высокую цену, вурдалак!

    - Зато это не сто жизней, которые попросил Великий Маг! - опять огрызнулся Картахан.

    - А что если мы сможем найти Прах после того, как твоя голова навсегда отделится от твоего тела?

    - Я об этом уже позаботился. Нет уж, этот уникальнейший препарат я спрятал так, что его не найдет никто. Здесь его точно нет, - тевинтерец небрежно повел вокруг связанными руками. - Можете попробовать найти его прямо сейчас. Если хотите. Я же говорил вам – прятать надо не там где ищут, а там, где не будут искать. - Эх! - он грустно вздохнул. - В общем, Вы сумели добиться своего, поздравляю! А мне... мне придется отсюда уйти. Пропала моя Справедливость...

    - Ты нас поздравляешь? С чем? - удивилась Элайн.

    - С тем, что сумели заставить меня проболтаться о Прахе.

    - Твои слова - пока всего лишь слова, - сказал Алистер. - И что-то не видно, как ты их собираешься превращать в дела.

    - Хорошо, тогда займемся сделкой, - Картахан попытался по привычке потереть руки, но вовремя остановился. – Во-первых, вы поклянетесь своей честью не причинять мне никакого вреда после того, как получите обещанное. Если вы захотите вдруг забыть о данном вами слове, мне это, конечно, поможет мало, но все-таки... Честь благородного дворянина все еще чего-то да стоит, не так ли?

    Алистер переглянулся с Элайн. Она кивнула первой. Король кивнул на секунду-другую позже.

    - Во-вторых, вы проводите меня до того места, где хранится Прах и защитите меня от тех, кто, скорее всего, попытается нам помешать. Я имею ввиду Ланнат с ее белой сворой. И развяжите, наконец, мои руки!

    Королева покачала головой.

    - Ты так часто нас обманывал, что этот пункт даже не будет обсуждаться. Я не хочу превратиться в ледяную статую только потому, что поверила твоим словам. Да, мы пойдем с тобой до того места, где ты отдашь нам все запасы Праха Андрасте. Да, мы отпустим тебя на все четыре стороны, когда я сумею убедиться в том, что это тот самый Прах, а не пепел из твоей жаровни. Но руки я тебе не развяжу. Крепко запомни, Картахан – разговор идет о твоей жизни, а не о твоих требованиях.

    - И куда надо идти? - спросил Алистер, вложив меч обратно за спину.

    - К тому самому штреку. Я спрятал Прах Андрасте недалеко от входа к Свету Справедливости.

    - Очень странное место для хранения Праха! - воскликнул король. - Сдается мне, ты опять врешь нам в лицо!

    - Да нет же, – скривился маг крови. - Я сто раз говорил, что прятать надо там, где не будут искать! А в этот штрек никто уже не заходит! Вот вы – начали бы вы свои поиски с этого места?

    - Ладно, вставай! - Элайн надела крылатый шлем на голову. - Мы не будем здесь задерживаться – я уже говорила, что здесь просто невозможно дышать.


    Глава 21

    Когда они подошли к полуразрушенному выходу из храма на открытое пространство пред «Перчаткой», Картахан забеспокоился:

    - Вы помните, что я вам говорил? Там могут быть дозоры этих белых братьев! - он переступал с ноги на ногу от холода и все время шумно чесался. Он ухитрялся это делать даже связанными руками. Его тяжелый запах тоже никуда не делся и сопровождал их переход практически все время.

    Элайн подумала:

    «Интересно, какую бы физиономию состроила покойная Маржолайн, не выносящая обычного денеримского воздуха, если бы к ней заявился такой Картахан! Мда... На обратной дороге обязательно искупаюсь в озере и плевать, что оно холодное!»

    Вслух же она сказала:

    - Тебе неслыханно повезло, что я родилась не в Орлее. Любая орлезианка за твою вонь прикончила бы тебя еще в пещере. Даже не стала бы будить и расспрашивать.

    - Ничего-ничего, - буркнул тевинтерец. - Думаю, что Создатель меня простит. Все равно это его работа... Так что же насчет дозоров?

    - Ты хочешь что-то предложить? - и Элайн подошла поближе к ярко-светящемуся пятну в каменной стене. Еще несколько шагов - и они выйдут наружу.

    - Если вы все-таки развяжете мне руки, я смог бы для них кое-что наколдовать. И вам было бы потом намного легче подойти к штреку. А если появится Ланнат, то втроем мы с ней наверняка бы справились.

    - Мы? - изогнула бровь королева. - Мы?? Ты забываешься. Я тебя в наш отряд не принимала. Алистер, кажется, тоже ничего такого не делал. Верно? - она посмотрела на короля.

    - Вот еще! - воскликнул он. - Сражаться на равных рядом с этим... этим… людоедом? Никогда!

    - Ты слышал, что сказал мой муж? Я как примерная супруга, охотно выполню его пожелание.

    - Вы совершенно зря мне не верите. Без поддержки сильного мага против Ланнат у вас очень мало шансов. Она вас просто растерзает. И не забывайте, что вас будет отвлекать от боя с ней куча народу. Кроме того, я со связанными руками ничего не смогу сделать, если вдруг меня начнут убивать. А от моего трупа вы не получите ничего.

    Элайн заколебалась. В словах тевинтерца был немалый резон. Тем не менее она прекрасно понимала, что он явно ведет свою собственную игру, и наверняка держит что-то за пазухой. Веры ему не было никакой. Королева снова внимательно оглядела малефикара. Он как раз опять начал чесаться, засунув ладони под свой пояс. Длительное отсутствие водных процедур до сих пор не давало ему покоя.


    «Зачем ему такой широкий и толстый пояс? Я никогда у магов не видела таких поясов. Может это такая новая тевинтерская мода?»


    - Нет. Мы постараемся справиться сами. А тебе остается только уповать на нашу удачу, милость Создателя, и твое благоразумие. Потому что если ты захочешь сделать что-нибудь такое... этакое, я постараюсь убить тебя раньше, чем Ланнат.

    - Ты просто невыносима, - процедил Картахан. Видимо, он очень рассчитывал на свои доводы.

    - Я тебе не нравлюсь? - засмеялась Элайн. - Ну, во-первых, это взаимно, а во-вторых - ты не представляешь, насколько это меня устраивает!

    Постояв немного у прохода наружу, она обернулась и сказала:

    - Надо будет постараться подойти поближе к штреку, пока нас не заметили. Еще раз повтори, где он находится? - королева повернулась к магу.

    - Рядом с входом в эту самую «Перчатку». Справа за такой разрушенной стенкой. Но его просто так не видно – он прикрыт иллюзией. Надо знать ориентиры.

    - А где именно копает свой проход белая братия?

    - За таким... разрушенным портиком... Да вы сразу увидите – пока светло, они там вовсю тачки возят. Может, вы все-таки развяжете мне руки?

    - Картахан! Не буди во мне зверя. Он последнее время страшно не высыпается! - и Элайн даже притопнула ногой. - Я еще не закончила!

    - Поэтому мы выходим очень осторожно, не пытаясь изображать парад королевской стражи. Если начнется драка - а мне кажется, что она рано или поздно обязательно начнется - Алистер, пожалуйста, не отвлекайся на это белое мужичье. У них всего лишь ножики, а у тебя доспехи и щит. Главное - это Ланнат. Ты должен развеивать ее колдовство и бить эту ведьму по голове «Святой Карой». А я постараюсь к ней прорубиться и сполна заплатить этой белой крысе за ее брюкву. Ну и за все остальное. Ты, – ее палец нацелился в малефикара, – стоишь в стороне и не отсвечиваешь. Твоя задача - выжить и передать нам в руки Прах Андрасте, а не драться. Вопросы есть?

    - Как будто мы опять идем к Архидемону, - улыбнулся до ушей Алистер. - А ты прямо как Риордан со своими ценными указаниями.

    - Вот еще! Это не архидемон, а всего лишь ведьма! А меня ты сам назначил командиром... И я никому тут геройски умереть не позволю!

    «Ну да, - с немалой злобой подумал Картахан. - Этот золоченый тюфяк, значит, геройски останется в живых, а я, судя по всему, не геройски сдохну. Ничего, дайте мне только добраться до того самого места...»


    * * *



    Перебежками, всячески пригибаясь и прячась за разбросанными там и сям небольшими кратерами, они сумели незаметно подойти прямо до того самого каменного полуразрушенного здания, которое Картахан называл портиком. Рядом с ним кипела бурная деятельность – человек 20-30 действительно возили туда-сюда пустые или наполненные кусками породы тачки. В отроге скалы, которая находилась прямо за развалинами, виднелся довольно-таки большой темный провал, из которого собственно белые братья и вывозили породу.

    Недалеко горел костер с водруженным на него котлом, около которого суетились несколько женщин. Теперь стало окончательно понятно, куда девалось все население поселка.

    Разглядывая эту бурную деятельность, Элайн подумала:

    «Любопытно, чем же эта Ланнат сумела их подчинить? Явно не брюквой. Хм, надеюсь, что на расстоянии ее подчинение не действует...»

    Но их незаметность, разумеется, долго продлиться не могла. Никто из Их Величеств разбойничьим навыкам не обучался - поэтому невидимость им была недоступна.

    В конце концов, один из мужчин, увидев группу вооруженных незнакомцев, пронзительно закричал и выхватил свой нож из-за пояса.

    «Поразительная смелость. У них даже не боевые кинжалы, а обычные тесаки. Что они собираются с ними делать против доспехов из драконьей кости?»

    Вся эта деятельность по вывозу содержимого скалы на поверхность приостановилась не сразу - видимо не все рабочие обратили внимание на вопли наблюдательного охранника. Тем не менее, довольно-таки скоро, все, кто мог, побежали к входу в провал и столпились около него. Один из охранников, выделяющийся от остальных особо расшитым поясом, схватился не за свой тесак, а за левую руку и неистово начал что-то крутить на пальце.

    - Кольцо! Он трет кольцо. Ага, вот как они вызывают эту Ланнат! - голос Картахана был достаточно тверд для связанного бездоспешного мага. - И все-таки у вас еще есть время разрезать мои веревки! Ну же! Сделайте это!

    Элайн, выхватив меч, повернулась к нему:

    - Нет! Ты лучше беги вперед и показывай дорогу к штреку. На открытом пространстве у этой ведьмы будет преимущество! Ну!

    Малефикар заколебался.

    - Я? Вперед? Но на мне нет брони...

    Королева схватила мага за руку и рывком толкнула вперед. Если бы не сгущающаяся опасность, она бы ни за что не дотронулась бы до него. Но сейчас ей было не до брезгливости.

    - Бегом!! Алистер, меч к бою! Как только Ланнат появится, то...

    Она не успела договорить. Король тоже не успел ничего сделать.

    Позади них на землю стремительно упало белое облако и мгновенно сконденсировалось в женщину с крылатым посохом в руке. Теперь не ней была не белая накидка, а светлая узорчатая мантия.

    Стремительный взмах ее посоха - и Алистер с Картаханом слегка покачиваясь, застыли на месте. А Ланнат нацелила посох на обернувшуюся к ней королеву:

    - Стой где стоишь, Элайн Кусланд! Если ты сделаешь хотя бы один шаг, то я, скорбя сердцем, буду вынуждена убить твоего мужа.

    Ее Величество с неприкрытой злобой уставилась на Ланнат:

    - А меня ты почему не захотела парализовать? Скорби не хватило?

    - Ты почему-то не поддалась моему колдовству. Впрочем, это уже не имеет значения. Ты слышала, что я сказала тебе.

    - Тониус! - громко позвала колдунья. - Принесите самые прочные веревки, чтобы связать этих преступников, да побыстрее!

    В стоящей толпе белорубашечников появилось какое-то движение. Видимо, тот самый Тониус взялся за поиск вяжущих средств.

    - Ответь, во имя Создателя, для чего вы пришли сюда, а не ушли обратно? Зачем Вам понадобился Храм Андрасте?

    - Нет, лучше ты объясни мне, с какой стати я должна тебе отвечать? - холодным тоном спокойно произнесла Элайн. Ей уже приходилось бывать в таких переделках и она прекрасно знала, что бесноваться сейчас крайне неразумно. Парализация не может длится бесконечно. Поэтому время работало на нее, пока до них не добрался с веревками, этот, как его – Тониус.

    - Ну если не хочешь отвечать... Я могу тебе помочь, несчастная женщина, - Ланнат слегка оперлась о свой прекрасный посох. - Не говори мне, что ты не нуждаешься в помощи, - прервала она начавшую возражать королеву. - Твое горе известно всем. Ты не скрываешь его. Мы сделаем так - я постараюсь помочь тебе, а ты не будешь начинать бессмысленный бой. И кровь этих достойных людей не прольется, - она медленно повела рукой в сторону глазевших на них шахтеров.

    - Ты?! Ты собралась мне помочь? - изумлению Элайн не было предела. - И это после того, как ты нас усыпила и бросила в тюрьму связанными?

    Ланнат для чего-то посмотрела на свой посох. Верхушка полированного посоха, сделанного из белого дерева, была украшена распростертой птицей с пронзительно голубым сапфиром посередине. Никогда раньше таких красивых и изящных посохов Элайн видеть не доводилось.

    Колдунья покачала головой.

    - Я стараюсь помочь всем людям. Даже тем, кто запятнал себя убийствами невинных. Ты ведь хочешь стать матерью, верно?

    Элайн лишь кивнула, напряженно рассматривая, не направляется ли кто-нибудь к ним с мотком веревки. Видимо, около скальной выработки Тониус ничего нужного для связывания не нашел. Тогда ему ничего не оставалось, как послать за канатом кого-нибудь в поселок. Или идти самому.

    «Было бы очень неплохо» - подумала королева.

    - Скоро, очень скоро, после долгих трудов, мы увидим Свет Желанной Справедливости. Этот подарок Создателя своей невесте исполняет любые справедливые желания достойных, - велеречиво продолжала Ланнат.

    - Это ты-то достойная? - окрысилась Элайн, громко фыркнув. Ведьма вызывала у нее резкое неприятие не только своими прошлыми выходками. От ее разговоров за версту разило вульгарным лицемерием.

    Колдунья по своему обыкновению сделала вид, что не услышала вопроса, хотя Элайн заметила, как злобно сощурились ее бесцветные глазки.

    - Неужели тебе не надоело убивать и лить кровь? Разве ты не хочешь отдохнуть от всех своих тревог, слез и проклятий? Если ты придешь к нам, я обещаю - Свет Справедливости поможет тебе. Ты родишь от любимого мужа красивых и здоровых детей и тем самым ты наконец-то выполнишь свое предназначение перед Создателем. Судьба этого мира обойдется без твоего участия. Ты все еще можешь стать достойной матерью и заслужить свое счастье и покой.

    Ланнат говорила эти прекрасные слова почти ласково, даже участливо, с вежливой улыбкой на суховатом лице. Однако ее глаза уже ничего не выражали – ни радости, ни горя, ничего. Они были пусты и бесцветны. Кроме того, эта тирада была уже знакома Элайн. Она уже слышала практически то же самое... Только вот где? Что-то очень неприятное было связано с этими словами. Кажется, это была какая-то ловушка.

    «Проклятье, где же мне это уже говорили?»

    Пытаясь вспомнить, она оглянулась. Алистер и Картахан все также стояли обездвиженные, наклонив головы к земле. Столь длительная парализация говорила о том, что малефикар сказал правду - магия это белой ведьмы была действительно очень сильна.

    Ланнат заметила ее движение и, продолжая улыбаться, слегка пристукнула посохом. С его вершины сорвались две темные струи и ударили в короля и мага.

    - Не беспокойся за них. Они постоят столько, сколько мне понадобится.

    - Какая же ты сука! - с непередаваемым выражением процедила сквозь зубы Элайн. Пока ей только это и оставалось.

    - Ты несдержана, груба и жестока. Но моя доброта сделает тебя счастливой женщиной. Вложи меч обратно и подойди ко мне. Я приму тебя как дочь. Посмотри на них, – она опять указала рукой на людей в белых одеждах, неподвижно стоящих в небольшом отдалении. - Они счастливы. Их никто не притесняет, ни грабит, не заставляет умирать за властолюбие владык. Я сделаю все, чтобы так было и впредь. Приди ко мне, Элайн Кусланд, и я сделаю все, чтобы ты тоже была вознаграждена справедливостью Создателя.

    - Хорошо, - решилась, наконец, королева. - Если ты не хочешь кровопролития, то я готова согласиться с тобой. Ты хочешь сделать своих людей счастливыми? Так делай их хоть какими – счастливыми или несчастливыми - только отпусти Алистера! Мы разойдемся, и я забуду о вашем существовании. Вы получите свою Справедливость, а я получу своего мужа. По-моему, это вполне справедливо, - она не удержалась от кислой усмешки при последнем слове.

    - Сила не на твоей стороне, Элайн Кусланд, - в голосе Ланнат появились неприятные нотки. - Ты ничего не сможешь мне противопоставить – как видишь, я сделала умения твоего мужа-храмовника бесполезными. Поэтому прими свою судьбу и стань же, наконец, счастлива.

    - Так ты... - королева вовремя прикусила язык. Эта ведьма знала очень много, но кое-чего она, кажется, совершенно не учла. - Предположим, я соглашусь, - медленно сказала Элайн. Колдунья одобрительно покивала ей. - Но мой муж, скорее всего, будет с этим несогласен. Да что там – «скорее всего»... Он наверняка будет против. А без Алистера я никогда не буду счастлива. Что тогда?

    - Пустяки. У меня есть надежное средство, чтобы сделать его согласным.

    - Да? И что же это за средство?

    - Это неважно, Элайн Кусланд. Поверь мне, что он будет доволен уже через пять дней после того, как поживет с тобой и с нами в Белой Гавани. Доброта Создателя не оставит его.

    - Нет, это очень важно. Если тебе так уж нужно заполучить меня с Алистером, то будь добра объяснить, что это за средство. Или это такой секрет, что ты готова из-за него начать бой?

    Ланнат нахмурила брови. Было видно, что ей очень не хочется ничего объяснять, но упрямство королевы ей тоже было хорошо знакомо. Через несколько секунд она опять нацепила на себя улыбку:

    - Ты сама когда-то помогла мне в этом, Элайн Кусланд. Из Праха Андрасте, смоченного кровью дракона, я сумела получить прекрасный эликсир счастья. Капля в день – и через неделю человек навсегда перестает спорить с добротой Создателя.

    Такого удара королева не ожидала. От такой увесистой оплеухи у нее чуть не подкосились ноги - ей даже пришлось опереться о меч, глубоко вонзившийся от этого в грунт.

    - Так эти все... - прохрипела Элайн, с трудом кивнув в строну белых рубашек, - именно поэтому тебя и слушаются?

    - Не только поэтому. Но эликсир счастья я даю любому, кто его попросит.

    - А кто не попросит?

    - Просят все, - отрезала колдунья. - Видишь ли, я умею слышать даже те просьбы, о которых молчат.


    «Вот ты окончательно и доигралась. Оказывается, кровь дракона расхлебываешь не ты одна. Ну так посмотри, посмотри на этих големов, подчиняющихся жезлу управления. Вот она – настоящая цена твоей силы. Хотела «как лучше», да? Ну и кого ты теперь будешь за это наказывать? Саму себя? Оказывается, Карридин был прав... О Создатель, как же он был прав!»


    - А мне... тоже надо будет выпить этого... эликсира? - Элайн произнесла эту фразу очень медленно. Она все еще не могла оправиться от груза своей вины. Сегодня ей и без этого пришлось слишком много пережить.

    - Если попросишь, то я незамедлительно дам его тебе. Значит, ты согласна?


    «Что-то надо делать. Сдаваться? И перестать спорить с добротой Создателя. Стать этакой своеобразной усмиренной на такой вот ланнатский лад, да?

    Материнство... Стоит ли моя мечта такой цены? Ты уже платишь по старым векселям и платишь с такими чудовищными процентами, что... Нет-нет!! Кроме того, неужели мне придется сдать этой крысе Алистера? Алистера?? Чтобы он тоже стал усмиренным?... Ни за что! Усмиренным...

    Вот! Я вспомнила! «Неужели тебе не надоело лить кровь? Разве ты не хочешь отдохнуть... Судьба этого мира обойдется без твоего участия...»

    Я вспомнила, кто вещал мне эти слова тихим и ласковым голосом.

    Это же был Демон Праздности в Круге Магов! Да-да, та самая мерзкая велеречивая гадина, которая забросила всех нас в Тень. Перед тем, как это сделать, он говорил почти точно так же...


    Так стоит ли твое материнство ТАКОЙ цены? Может быть, хватит? Может быть, пора перестать платить за свою судьбу ТАКУЮ цену?»


    * * *


    Элайн сняла руки с рукоятки Юсариса и протянула их вперед ладонями, подняв глаза на ведьму.

    - Видишь вот это, Ланнат? - это было сказано с немалым напряжением. Королева изо всех сил стискивала зубы — от этого ее лицо начало кривиться в некрасивой гримасе.

    - Что «это»? - удивилась ведьма.

    - Вот это. М-м-м... Ох!... - столь сильная концентрация давалась ей нелегко. - Посмотри на мои ладони!

    - Там ничего нет. Что ты хочешь мне этим сказать? - и Ланнат пристально взглянула на королеву. - Ты сдаешься?

    - Для этого я должна поднять руки, верно? Так смотри, я их поднимаю...

    Ей нечем было отвлечь эту колдунью. Просто нечем. Поэтому пришлось прибегнуть к такому немудреному способу запудривания мозгов, пока Элайн копила свои силы. Как известно, «на всякого мудреца довольно простоты» - и хозяйка Белой Гавани завороженно уставилась на поднимающиеся руки королевы.

    Ее величество шумно выдохнула и резко опустила воздетые руки вниз. Столб яркого света ударил прямо в темечко Ланнат, заставив ее застыть с выпученными глазами, из которых потекли тонкие красные струйки. «Святая Кара» выполнила то, что должна была выполнить – оглушила колдунью. Посох выпал из ее опустившихся рук, глухо звякнув о грунт.

    - Я тоже храмовник! - воскликнула Элайн и сразу обернулась к Алистеру. Сведение и разведение ладоней, легкий хлопок – и слабая полупрозрачная волна разбилась о короля. Ничего не произошло – ни он, ни маг так и не изменили своей позы. Может быть она сделала это неправильно? Алистер учил ее так давно... Надо попробовать еще раз. Но время, время – ведь Столб света оглушает ненадолго и эта Ланнат вот-вот придет в себя. Королева сосредоточилась и снова развела руки. В этот раз хлопок был намного громче, и дымчатая волна развеивания магии стала намного плотнее.

    Алистер тряхнул головой и улыбнулся ей.

    - Бррр! Это было довольно неприятно, душа моя! Но ты справилась!

    «Получилось!! У меня получилось!»

    Увы, на обмен любезностями и радостными впечатлениями времени совсем не было.

    - Ты помнишь, Алистер? Развеивай ее магию!



    Элайн выдернула меч из земли. И вовремя - Ланнат уже очнулась от ступора и наклонялась за своим птиценосным посохом, а толпа мужчин неслась к ним со всех ног. Королева бросилась к колдунье, но натолкнулась на поток электрических искр, с громким треском потянувшихся к ее телу из рук ведьмы.

    «Бурегонитель», эпическая противоразрядная броня, которую ей удалось раздобыть в Амарантайне, спасла ее от шокового удара, но резкие белые всполохи все-таки ненадолго ее ослепили. Элайн застыла лишь на секунду, пытаясь понять, кто и где сейчас находится, но этой секунды вполне хватило. Её сразу же подбросило в воздух и скрутило тончайшими силовыми нитями.

    «Сокрушающая клетка!... Как же мне больно...» - только и успела подумать королева.

    Но Алистер не терял времени – резкий звук хлопка, катящаяся волна антимагии, и вот Элайн стоит двумя ногами на земле.

    Сзади раздался дикий вопль короля – его боевой клич уже валил на землю подбежавших к нему белорубашечников.

    Ее Величеству вдруг вспомнилось, как не раз и не два умудренный опытом Сайрус, наставник юной Элайн Кусланд, вознамерившейся овладеть искусством боя с двуручным оружием, заставлял ее снова и снова доводить до автоматизма вход в транс «Неукротимости».

    Это умение не позволяло никому сбить с ног того, кто привел себя в это состояние. Для воина, вся защита которого состояла в постоянном нападении – это было очень важно. Чрезвычайно важно.

    - Айййяяя! - ее крик был уже не слышен на фоне воплей Алистера, со звоном расшвыривающего щитом в разные стороны нападавших. Они лезли на него словно муравьи, пытаясь задавить его числом, а не зацепить своими ножами-переростками.

    И Элайн бросилась вперед, к ведьме.

    Ланнат мельком посмотрела на нее и протянула посох в ее сторону. Конус пронзительного холода, вырвавшегося из его вершины, снова остановил королеву на месте, покрыв её броню коркой толстого льда. Пока Элайн резкими рывками ломала свою ледяную скорлупу, ведьма ударила своей белоснежной палкой по земле.

    Резкий грохот сотряс воздух, и земля заходила ходуном, сшибая всех с ног и опрокидывая на землю. Со склонов гор с шумом покатились сначала маленькие, а потом и большие камни. Король и окружившая его толпа в один миг оказались на земле в одной большой копошащейся и рычащей куче.

    Лишь одна Ланнат прочно стояла на ногах, крутя в воздухе белой птицей. Результат ее пассов не замедлил ждать - на сражавшихся людей с безоблачного неба упала снежная буря - и в потоке морозной пурги, охватившей людей, уже нельзя было разобрать, кто нападает, а кто защищается.

    Видимо, Ланнат решила сначала вывести из боя Алистера, чтобы без дальнейших помех со стороны храмовника разобраться с королевой. Картахана с его связанными руками она за угрозу не рассматривала. Его, кстати, вообще не было нигде видно.

    Сбивая с ног последние куски льда, королева заметила, что вокруг Ланнат клубится едва заметная голубоватая дымка. Элайн знала, что это такое. Это была «Магическая мощь», придававшая заклинаниям колдуна убийственную, практически непреодолимую силу, легко разрывающую ткань реальности в клочья.

    «Пурга... Магическая мощь... Неужели она решится на «Бурю Века?» - ахнула про себя королева.

    Кричать и предупреждать кого-либо уже было поздно - Ланнат все же решилась. Еще один взмах посоха - и над пургой на несколько секунд зазмеились грозовые разряды. Но «Магическая мощь» сразу же превратила снежную бурю вместе с грозой в медленно вращающийся и мерно гудящий чудовищный столб из перекрученных молний, ломающих своими ударами даже камни.

    В замороженной толпе раздались чьи-то истошные и жалобные крики. На землю стали падать первые трупы – но Алистера среди них, слава богу, пока еще не было.

    После того, как Ланнат применила одно из самых мощных заклинаний по замороженному и обездвиженному храмовнику, она развернулась к Элайн. Землетрясение, от которого потоком сыпался щебень со склонов и ходили ходуном верхушки гор, по ее мнению, должно было повалить королеву навзничь и не давать ей подняться. Оно действительно было очень сильным – в грунте даже зазмеились широкие трещины, в которых можно было серьезно переломать ноги.

    Каково же было удивление Ланнат, когда она увидела, что королева не упала. Бежать по трясущейся, словно эпилептик в припадке, земле, конечно, было невозможно, но Элайн неуклонно продвигалась к Ланнат достаточно широкими шагами, занеся Юсарис для удара.

    «Магическая мощь» стоила недешево – концентрируя силы, она быстро истощала мага – но ведьма собрала последние остатки своего могущества и запустила в королеву заколдованным булыжником. Сотворенная из магического камня глыба, ударив королеву в живот, сумела отбросить Элайн обратно назад, прямиком в крутящуюся электрическую воронку, которая к тому времени уже успела убить практически всех, до кого смогла дотянуться. Только Алистер стоял на одном колене среди набросанных друг на друга телах и лихорадочно поглощал лечебное зелье. Ему сейчас было не до боя.

    - Тебе не победить меня, кровавая Кусланд! - низким голосом закричала Ланнат в предвкушении скорого конца. - Добро побеждает! Во имя Создателя!

    Доспехи «Бурегонителя» не зря получили свое громкое имя – Элайн удары молний ощущала как всего лишь как неприятное пощипывание. «Буря Века» не смогла ее ни оглушить, ни как-то серьезно ранить, поэтому она сразу же вскочила на ноги и снова бросилась к ведьме. Почву трясло уже не так сильно, и Ее Величество уже не шла к ней, а бежала. Элайн уже знала, что колдуну нельзя было давать возможность отдышаться – это означало его победу.

    Увидев, что «Буря Века» не повредила королеве, Ланнат опять нацелила на ее свой посох. Это далось ей с трудом – серия мощных заклинаний вытянула из нее практически все силы, но все-таки она попыталась еще раз сделать что-нибудь против этой неубиваемой воительницы. И не успела.

    От резкого взмаха меча королевы посох отлетел далеко в сторону, а сама Ланнат пошатнулась. Пытаясь его удержать она сама чуть не упала. Следующий удар Юсариса пришелся прямо по голове ведьмы. Но в самую последнюю секунду Элайн повернула кисть и чуть придержала меч - клинок ударил Ланнат плашмя, плоской стороной и чуть наискось.

    Если бы не это, то голову старосты Белой Гавани просто бы разрезало на две части, словно тыкву, однако сейчас ее лишь контузило и отбросило тряпкой в сторону. Нелепо взмахнув руками, она недвижно повалилась на колеблющуюся землю рядом с большой черной трещиной, и неподвижно застыла, глядя в небо широко открытыми глазами. Из ее уха потекла струйка крови.

    Элайн обернулась. Король, пошатываясь, уже выходил из центра утихающей бури, зажав в руке склянку с остатками лечебной настойки.

    - Как ты там, Алистер? – она шагнула к нему.

    - Да вроде пока живой! – его голос из под шлема был слышен глухо. Он подошел ближе. - Правда, пришлось выпить самый сильный эликсир, который у меня был – очень уж у этой старосты злые молнии. Она действительно сильный маг. Тебе удалось убить ее?

    Королева посмотрела на распростертую Ланнат.

    - Надеюсь, что нет. Я хочу тщательно разобраться, что она тут натворила и поэтому она мне нужна живой. Помоги-ка поставить ее на ноги – я боюсь, что она вот-вот провалится в разлом.

    «Буря Века» окончательно утихла и от неистовства молний остались только разбросанные там и сям покрытые инеем трупы сподвижников Ланнат. Землетрясение тоже практически успокоилось, но грунт периодически слегка потряхивало, а гул из-под земли так и не утихал.

    Вдвоем они подняли ведьму на ноги, и Алистер плеснул ей в зубы остатки восстановительного эликсира, пока королева крепко держала ее за плечи.

    Ланнат медленно открыла свои бесцветные глаза. Они опять ничего не выражали – в них была видна одна пустота. Бездумно посмотрев в лицо Элайн, колдунья молча закрыла веки.

    - Ее нужно привести в чувство. Она должна мне кое-что срочно сказать. Алистер, похлопай ее по щекам.

    - Почему я? Мужчина не должен бить беззащитных женщин! - возмутился король.

    - Я же прошу похлопать ее, а не бить! И потом, если я сама начну это делать, то я точно не удержусь и отхлестаю ее до такой степени, что она потом говорить не сможет! Пророчица доброты, тьфу!! - и королева чуть не выругалась. - Ради того, чтобы остановить нас, она безжалостно поубивала своих людей! Наших подданных!

    Сняв перчатку, Алистер буквально потрогал Ланнат за лицо.

    - Да не так! Сильнее! Считай, что ты ее лечишь.

    Он хлопнул по щеке ведьмы чуть сильнее. Потом еще. Она опять открыла глаза и слегка улыбнулась.

    Королева не выдержала этой глумливой улыбки. И вопрос о проходе к Свету Справедливости, который она хотела задать этой белой крысе, сразу же вылетел из ее головы.

    - Сука!!! Тварь! Ты зачем убила столько народу?! - заорала ей в лицо Элайн, сильно тряхнув ее за плечи. - Зачем?! И ты еще хотела судить меня за Бресилиан!

    - Моя... Я... Без меня люди... - Ланнат с трудом ворочала языком. Даже влитый в нее лечебный эликсир не очень помогал. Ее Величество знала толк в сильных ударах. - …Не найдут путь к Справедливости.... Моя жизнь важнее...чем...

    - Алистер, если бы ты знал, как сильно мне хочется прикончить ее прямо сейчас. - Элайн посмотрела на короля, словно спрашивая у него одобрения.

    - Но еще сильнее я хочу посмотреть, как эта самозванка пойдет под суд, так что...

    Но рок не интересовало, что хочет Ее Величество. Он распорядился по-другому.


    * * *


    Как только королева снова повернулась к Ланнат, чтобы еще раз посмотреть в ее пустые глаза, голова ведьмы резко дернулась. А из ее правого глаза совершенно неожиданно выскочило узкое острие стрелы, застыв в нескольких сантиметрах перед носом королевы.

    Сразу же колдунья резко обмякла в руках Элайн, уронив пронзенную стрелой голову на грудь. Увидев это, Алистер автоматически, на одних рефлексах, вскинул щит - и вовремя! Еще одна стрела с глухим стуком вонзилась в него практически сразу же после первой.

    Не сговариваясь, Элайн и Алистер прянули в разные стороны, бросив труп Ланнат на землю. Стрелы свистели мимо них с четкой безжалостной периодичностью, пытаясь своим жалом найти свою жертву. Причина этого смертоносного ливня выяснилась практически сразу – около входа в небольшое ущелье, стоял тот самый беловолосый эльф. Он методично, словно на стрельбище, посылал в них одну стрелу за другой, слегка водя своим луком из стороны в сторону, чтобы получше прицелиться. Несмотря на то, доспехи короля и королевы довольно-таки хорошо защищали от стрел на излете, прямой удар бронебойного наконечника заговоренной стрелы мог пронзить любого рыцаря насквозь.

    Недолгие размышления Элайн с какой стороны лучше напасть на лучника так, чтобы не получить стрелой в глаз, прервал грохот и яркая вспышка. «Шар огня», разорвавшийся у ее ног, не смог бросить ее на землю, но немедленно заставил обернуться в поисках того, кто это сделал.

    «Упустили!» - только и успела подумать Элайн.

    Недалеко от входа в «Перчатку», около разрушенной стены, стоял Картахан с воздетыми к небу развязанными руками и творил еще одно явно нехорошее заклинание.

    Теперь им угрожали с двух сторон — и надо было срочно принимать какое-то решение. Времени на совещание им давали.

    - Алистер! У тебя щит – бей лучника! Живьем! - на долгие объяснения, что стремительно умирающие враги не смогут никому ничего рассказать, у нее времени не было. Она надеялась, что её муж поймет столь сумбурную фразу правильно. В конце концов, он не раз это доказывал, угадывая ее мысли и желания вообще без всяких слов.

    Сама же королева рывком бросилась к малефикару. Она понеслась к нему изо всех сил, делая стремительные прыжки – сейчас все решало, кто успеет ударить первым. Казалось, что в этой гонке малефикар окажется быстрее, но все забыли про покойную Ланнат. Точнее про землетрясение, которое она вызвала, чтобы сбивать с ног Элайн и Алистера.

    Где-то далеко внизу гул опять усилился и перешел в глухой рев. Всю долину затрясло так, что со склонов ущелья вниз ринулся вниз новый поток булыжников, а трещины зазмеились не только в грунте, но на скальных стенах. Видимо разбуженные недра земли так и не пожелали окончательно успокаиваться.

    От резкого толчка Картахан оступился, и чуть было не упал, а королеву этим же толчком бросило прямо на него. Вместо прыжка с ударом, она просто врезалась в него всем корпусом и повалилась не землю, свалив по дороге и мага. Ее меч отлетел в сторону – теперь драка перешла в рукопашную стадию.

    Малефикар оказался достаточно силен: ему чуть было не удалось отбросить от себя Элайн, но она дернула его руками на себя, стараясь ударить коленом в пах, и они покатились к стене. Вместо того чтобы наткнуться на каменную кладку, клубок из тел свободно проник сквозь нее. Кладка оказалась всего лишь иллюзией и королева с Картаханом оказались в темном покатом проходе, который освещали узкие кристаллы, выступающие из стен. С их бритвенно-острых граней струился мерцающий голубоватый свет, едва разгоняя вокруг себя беспроглядную тьму.

    Довольно-таки крутой уклон привел к тому, что маг и королева покатились еще быстрее, пока, наконец, не ударились о стену с двумя шипастыми кристаллическими друзами. Элайн старалась изо всех сил садануть Картахана между ног, прекрасно зная, что один такой удар надежно обездвижит мага, и обездвижит надолго. Но пока ей этого не удавалось.

    В свою очередь, малефикар, рыча от натуги, сумел-таки выпростать руку и вцепился ею в лицо королевы. К сожалению, шлем «Бурегонителя» не был сплошным и не имел забрала, поэтому Картахан без труда достал Королеву своими вонючими пальцами.

    Сильнейшая боль молотом пробила мозг Элайн, заставив ее пронзительно завыть – маг применил какое-то особое заклинание, высасывающее силы через прикосновение.

    Уже мало соображая, что она вообще делает, Элайн схватила Картахана за уши и резко рванула его голову вверх – к мерцающим кристаллам в стене. Теперь булькая горлом, заорал уже Картахан – один из кристаллических отростков с хрустом вонзился ему в правый глаз. Он судорожно сжал пятерню на лице королевы - и та продолжая кричать от боли, сделала второй рывок, еще глубже насаживая голову тевинтерца на голубоватую иглу.

    Он дернулся и обмяк, а Элайн откинулась от него и упала навзничь. Еще чуть-чуть, и он бы высосал из нее всю жизнь без остатка.

    Ее падение на спину совпало с еще одним приступом гнева гор. Земля снова заходила ходуном, а гул внизу стал еще сильнее. С потолка упало несколько камней, а один из самых длинных кристаллов, торчащих из стены, отломился и тоже упал, рассыпавшись на мелкие куски.

    Оставаться в этом штреке стало просто опасно, и королева медленно поднялась сначала на колени, а потом выпрямилась во весь рост, благо высота штрека позволяла это сделать. Она с молчаливой злобой посмотрела на труп малефикара с вытекшим глазом, из которого торчал, слегка посверкивая, голубоватый осколок.

    «Все. Он, конечно, сдох, но никакого Праха теперь не будет. Забудь. Эх!... Легко сказать забудь. Ладно, слава Создателю, что хотя бы жива осталась... Алистер! А что там с Алистером?»

    Словно ответив на этот безмолвный вопрос, горы рявкнули снова, да так рявкнули, что сильнейший подземный толчок вновь кинул ее на спину. С потолка посыпались водопады щебня, а позади нее раздался глухой грохот и стук камней.

    Она сразу же бросилась к выходу – и опоздала. Перед ней уже громоздился завал – причем завал самый настоящий - без колдовства и обмана. Большие и маленькие булыжники надежно перекрывали дорогу назад. Попытавшись столкнуть несколько камней, Элайн поняла бесполезность своих попыток. Дорога осталась только одна – вперед.

    Вернувшись к распростертому трупу малефикара, она остановилась около него.

    «Как он там говорил? ...когда спускаешься далеко вглубь, начинается такой белесый туман. И любой, кто в него заходит – сразу падает замертво... И что же теперь делать? Просто стоять?

    А может, он опять врал. И нет там никакого тумана. В любом случае — какой у меня выбор? Двигаться можно только в одну сторону».

    Прямо перед Элайн на пол упал камешек, и тонкая прерывающаяся струйка мелкого песка потекла вниз. Королева завороженно уставилась на поток этих песчинок, мерцающих в свете кристаллов. Почему-то Элайн вспомнилось, как она вот такой же струйкой сыпала Прах Андрасте в мешочек, стоя около урны... А тут песок сыпется из дырочки в потолке... Дырочка... В ее голове возникла другая сцена – Юсарис поворачивается вокруг оси, и буравит своим концом в поясе этого вонючего мага... дырочку. «Стойте! Нет! Только не мой живот!» - вопит этот людоед... Вот она удивляется: «Зачем ему такой широкий пояс? Может это новая мода?..»

    ПОЯС!!!

    Она подскочила к телу малефикара и невзирая на тяжелый смрад, исходящий от его одежды, стала судорожно сдирать с него действительно широкий и толстый пояс.

    Взяв столь необычный ремень в руки, Элайн быстро обнаружила, что на его обратной стороне находится кожаный клапан, застегнутый маленькой пряжкой. Не прошло и трех секунд, как ее рука уже вцепилась небольшой кисет тонкой кожи, вынутый из пояса.

    Бронированная перчатка птицей слетела с ее рук и вот её пальцы уже сами по себе дотрагиваются до тончайшего сероватого порошка с неповторимым золотистым отливом.

    «Не может быть. Но ведь это он... Он!»

    Она не верила своим глазам.

    «Это Прах Андрасте. Не может быть. Но ведь.. ведь это действительно Прах Андрасте!»

    Она поднесла пальцы с волшебными крупинками прямо к глазам.

    «Да. Я нашла его. Я нашла его! Я НАШЛА ЕГО!!!»

    Королева медленно упала на колени и прижалась лбом к кисету. Ее переполняло счастье. Она была заперта под землей, в темном проходе, который был готов вот-вот обвалиться, но она была счастлива. Наверное также счастлива она была лишь один раз в своей жизни. В тот самый день - день своей свадьбы - когда Алистер вел ее за руку к алтарю.

    «О Создатель! Спасибо тебе! Я не зря столько шла сюда. Я все-таки нашла свою судьбу. Я сделала это. Сделала!! СДЕЛАЛА!!!»

    Струйка песка сверху перестала сыпаться, словно просигналив королеве, что рассиживаться больше не стоит.


    Глава 22


    «...Достойные да войдут сюда, и да пребудет

    обязательно с ними либо след нашей пророчицы,

    либо прах тела ее, либо образ святого слова ее.»

    «Невеста Создателя».

    Страница семьсот одиннадцатая,

    Параграф двадцать первый.

    Перестановочный шифр с заменой знаков.


    Уклон становился все круче и круче, и Элайн была вынуждена спускаться очень осторожно, чтобы не покатиться под горку в полную неизвестность. Впрочем, неизвестность была не совсем полная - кристаллов становилось все больше, и освещение от них - если можно назвать освещением бледное мерцание их граней - усилилось. Это и помогло королеве вовремя остановится перед клубами плотного белого тумана, скрывающего за собой дальнейший путь вперед.

    Малефикар не обманул - на полу впереди, несмотря на отвратительную видимость, были действительно заметны чьи-то кости. Туман явно и недвусмысленно был смертелен.

    «Ну и что же делать? Идти вперед умирать? Нет уж, лучше попытаться разобрать завал. Ведь я так и не попробовала по-настоящему толкнуть эти булыжники! Тоже мне, завал. Я победила Архидемона, а тут какие-то камни!»

    После того, как королева нашла Прах Андрасте, ей уже было все нипочем. Даже если бы сейчас ей потребовалось биться с десятью Архидемонами – она и тут не очень бы унывала.

    И Элайн стала разворачиваться. Это было совсем не так просто – крутой спуск, на котором проскальзывали ее сапоги, заставлял двигаться очень осторожно. Сжимая кисет с Прахом Андрасте в одной руке, другой рукой она непроизвольно схватилась за толстый выступающий кристалл в стене. Начав подниматься по склону назад, Элайн сделала небольшое усилие и, почувствовав проскальзывание подошвы, сжала руку на кристалле, стараясь на нем подтянуться.

    Это было ошибкой. Несмотря на остроту и твердость граней, которые могли разрезать канаты и протыкать глаза, сами по себе кристаллы были достаточно хрупки. Этот факт Элайн осознала сразу же, как только услышала отвратительный хруст сломавшейся стекляшки и полетела спиной вниз в тот самый белесый туман, для чего-то высоко подняв руку с зажатым в ней кисетом.

    Вероятно, она боялась, его повредить. На понимание того, что она падает в облако смерти, времени у королевы уже не оставалось.

    Туман тоже почему-то решил, что кисет с Прахом Андрасте достоин всяческого уважения и стремительно расступился перед скользящей на спине женщиной.


    * * *


    Свой полет Элайн закончила на крошечной площадке, довольно-таки сильно врезавшись ногами в каменную стену. Немного поморщившись, она сразу же встала, привычно отряхнувшись, и как всегда забыв о том, что броню, собственно, отряхивать не нужно.

    Над этой привычкой королевы Алистер подтрунивал еще с самого Лотеринга. Собственно, с этих шуточек и началось их общение, переросшее в потом в душевную и телесную близость.

    «Алистер... - подумала Элайн. - Скорее бы выбраться отсюда».

    В боковой стене светился проход. Других дверей и отверстий не наблюдалось. Увы, выбора у нее опять не было - и королева пошла вперед, достав на всякий случай мизерикорд – хоть какое-то, но оружие, так как ее любимый Юсарис остался валяться около входа в штрек.

    Полутемный овальный зал, в который зашла Ее Величество, был велик, и его углы не просматривались, утопая в непроглядной темноте. Ни один звук не нарушал его безмолвия. Только если очень хорошо прислушаться, можно было угадать, что где-то далеко внизу гудит и ворочается разбуженный дух этих скал.

    У одной из стен стоял алтарь пророчицы с небольшой статуей, а рядом с ним на круглом помосте что-то мерцало и переливалось. Элайн осторожно подошла ближе. Какая-то полупрозрачная тень легким колыханием воздуха едва-едва обозначала, что королева в этом зале не одна.

    Элайн сделала еще один шаг.

    Факелы около статуи вспыхнули и центр помоста слегка задрожал. Сразу же после этого тень начала сгущаться, превращаясь в огромный - около двух метров в диаметре - медленно вращающийся шар.



    Позади нее что-то заскрежетало. Королева обернулась — так и есть — проход закрылся выдвинувшейся откуда-то каменной плитой. Такие штуки ее не удивили — самопроизвольно закрывающиеся и открывающиеся двери в подземельях были делом самым обычным. Например, чего только стоили комнаты с ловушками, расставленные по дороге к Наковальне Пустоты.

    «Все равно там завал. Так что пусть закрывают» - подумала Элайн.

    - Ты достойна исполнить свое справедливое желание, - голос раздался совершенно неожиданно. Он был... Ни грубым, ни ласковым, ни спокойным, ни гневным. Никаким. Ничего человеческого, словно говорила какая-то машина из гномских кузниц. Даже големы, и те разговаривали куда эмоциональнее.

    Шар проявился окончательно. Посередине помоста теперь беззвучно вращался гигантский драгоценный камень, сверкая своими гранями в дрожащем свете факела. Каждая грань отражала все и не отражала ничего. Во всяком случае, разобрать, что именно отражалось на поверхности этой штуковины, было решительно невозможно.

    «Ого! Да уж, Создатель подарил своей невесте действительно величайшую драгоценность. Понятно, почему она ее оставила здесь – такую штуку в карман не сунешь!»

    - Кто ты? - отозвалась королева, пытаясь определить источник звука.

    Собственно, ответ Элайн уже знала. Но проверить свою догадку лишний раз не мешало – вполне возможно, что все эти разговоры малефикара и белой крысы были только разговорами. Или, что еще хуже, разговорами с двойным дном.

    - Я никто. И я все. Я то, что люди ищут всю свою жизнь.

    Определить, откуда исходил голос, оказалось невозможно. Он как будто был повсюду, и Элайн мысленно махнула рукой.

    «Какая в сущности, разница, откуда вещает эта Справедливость. Самое главное, что она скажет!»

    - Я Свет Желанной Справедливости. Говори, достойная.

    Пока все совпадало. Это уже было очень подозрительно, но у нее оставался последний, решающий вопрос.

    - Ты действительно исполняешь любые желания?

    Шар стал вращаться заметно быстрее и по нему побежали яркие блики.

    - Я выполню твое справедливое желание, достойная. Одно твое желание. Назови его.

    Она даже не задумалась над ответом.

    - Я хочу излечиться от бесплодия. Я желаю стать матерью!

    - Желание справедливо. Я исполню его. Положи Прах пророчицы на алтарь.

    Это было очень хорошо и невыносимо прекрасно. У Элайн просто подкашивались ноги от предвкушения, что сейчас она избавится от того, что мучило ее так долго. Сейчас она выдернет из себя это проклятье. Этот кол, вбитый в ее душу и травящий ее сердце черной тоской. Она наконец-то станет настоящей женщиной. Сейчас. Прямо сейчас.

    Нетвердой походкой она направилась к алтарю.

    - Справедливая цена тобой будет оплачена позже. - Механический голос не изменился ни на йоту. Поэтому смысл сказанного до королевы дошел не сразу.

    - Какая еще цена? - она сразу остановилась.

    - Каждое желание имеет цену. Справедливое желание имеет справедливую цену.

    Она недоуменно посмотрела на кисет с Прахом Андрасте.

    - А что же я кладу на алтарь?

    - Ты всего лишь возвращаешь то, что тебе не принадлежит. Доказательство твоей избранности, достойная. Оно же и откроет тебе путь обратно.

    А вот это выслушивать было уже далеко не так приятно. Мало того, королева почему-то подумала, что дальше будет еще хуже.

    - Хорошо, справедливая цена — это что такое?

    - Ты узнаешь, когда судьба придет взять ее.

    К сожалению, она не ошиблась. Разговор становился просто отвратительным.

    «Опять! Опять я должна выбрать из чего-то. Или кого-то! Да что же это за напасть...»

    - Говори яснее... этот, как там – Свет Справедливости! Чем я должна заплатить за свое желание?

    - Всем. Или ничем. Ты узнаешь потом, достойная. Когда судьба потребует свою плату, ты неизбежно заплатишь. Положи Прах на алтарь, и да пусть свершится твоя справедливость.

    От радостного настроения королевы не осталось и следа.

    - Постой. Как это «Всем?» Что значит «Всем?» Объясни, что это за такая странная цена?

    - Домом, близкими, друзьями, врагами. Всем, что у тебя есть.

    - Что??

    - Или ничем. Твоя судьба сама определит, чем тебе заплатить – тем, что ты любишь или тем, что ты ненавидишь. Или до чего тебе нет дела.

    - Что же это, значит, я должна рискнуть наугад? Всем, что у меня есть? Это несправедливо! - королева начала всерьез злиться.

    - Это справедливо. Ты сама выбрала свое желание. И твоя судьба сама выберет его цену.

    - Да кто это вообще такая, моя судьба? Где эта стерва?! Почему это ради нее я должна рисковать... рисковать, например, Алистером?!

    - Прислушайся к себе, достойная. И ты получишь ответ на свой вопрос. А сейчас положи на алтарь Прах Пророчицы, и я выполню твою просьбу.

    Элайн замолчала. Шар все так же бесшумно вращался, отбрасывая на ее замершее лицо отблески факела.

    Королева вспомнила, чем именно она платила за свою судьбу.

    Стремительным потоком перед ней пронеслись яркие образы убитых и спасенных людей. Уничтоженные долийцы. Спасенный эльфинаж. Растоптанные Хоу во главе с проклятым Рендоном. Трупы, трупы, трупы... Казненный Логейн. Зарубленная Анора. Освобожденный от мертвецов Редклифф. Живой Коннор. Вставший на ноги Эамон и плачущая от счастья Изольда. Отданный на растерзание этому Эамону Йован... Опять трупы... Никуда не деться от этих мертвецов... Трупы, трупы... Повешенный Натаниэль. Отпущенная на свободу Коутрин... Ритуал с Морриган ради Алистера.

    Алистера.

    Алистера!

    Алистера!!

    «Так значит, моя судьба придет забирать свое? И может быть, заберет Алистера? Ну уж нет. Хватит, потаскала она меня за шиворот, как котенка. Я сама к ней приду. Я сама потащу ее за волосы. И пусть будет, что будет!»

    Она тупо посмотрела на кисет и пробормотала:

    - А если я не положу Прах на алтарь?

    Шар, видимо, обладал прекрасным слухом.

    - Пока ты не вернешь то, что не принадлежит тебе, я не волен творить справедливость. И ты не уйдешь отсюда.

    Элайн немедленно вспыхнула, словно сухая солома от раскаленной головни.

    Ее сегодня уже заставили почувствовать, что это такое - «цена за справедливость». Вся эта история с судом за Бресилиан, унижение в тюрьме, эликсир счастья, гора трупов, наваленных «Бурей Века» - все это только подлило в ее костер целую бочку масла.

    - Вы меня достали! Вы все! Со своим счастьем и справедливостью!! - заорала она, надсаживаясь. - Я устала за них платить, поняли?! И хотя бы один раз я попробую показать вам кукиш, поняли?! И пусть эта самая судьба или кто-там-еще... сама давится этой самой справедливостью, но я ей Алистера не отдам! НЕ ОТДАМ!!! Поняли?!

    - Без платы я не волен творить справедливость, - занудно повторил шар.

    - А вот и не надо! Мне не нужна такая вот справедливость! Я и так сыта ей по горло. Хватит! - она продолжала кричать на величайшую драгоценность всего Тедаса, словно это был не Свет Справедливости, а глухой пьяный боцман.

    - На! Давись моим доказательством! Я ухожу - считай, что я недостойна! А ты забери, если это тебе так нужно! Жри!

    Она выгребла из кисета горсть Праха и подскочив к шару, стала бросать и бросать в него то, за чем она гонялась столько времени. Ее аж трясло от возбуждения, ей хотелось хоть как-то воздействовать на этот шар - столь же прекрасную, сколь и отвратительную драгоценность, чтобы услышать или увидеть от неё хоть какую-то эмоцию. Осуждение, гнев, пусть даже ненависть. Хоть что-то другое вместо этих бесстрастных слов о ее судьбе, о ее близких, доме...

    Когда кисет опустел, она запустила в сверкающую сферу этим куском уже бесполезной кожи, но тщетно. Голос, раздавшийся после ее геройского буйства, ничуть не изменился. Тем же нечеловеческим тоном Свет Справедливости заявил:

    - Ты поступила правильно, достойная.

    Это были его последние слова - внутри шара на одну секунду зажглось и сразу же лопнуло белое маленькое солнце, заставив королеву крепко зажмуриться, закрыв лицо ладонью.

    Под ногами опять затряслось – это уже становилось привычным. Видимо, покойная Ланнат не рассчитала мощность своего заклинания — разбуженные горы до сих пор продолжали проявлять свое возмущение. Но вполне вероятно, что этот толчок был вызван вспышкой самой величайшей драгоценности Тедаса. Впрочем, изучение настоящей причины этого сотрясения так никем и не проводилось.

    Когда Элайн открыла глаза, то никакого Света Справедливости уже не было, а вместо него в воздухе висело облачко золотистых искр. Это самое облачко, видимо только и ждало, чтобы королева открыла глаза. Не успела она сделать и вздоха, как искрящееся облачко окутало королеву и моментально впиталось в ее тело, наполнив его странным ощущением. Как будто после долгого и тяжелого сна она проснулась с ясной и свежей головой. Бодрость и свежие силы переполняли Ее Величество.

    Элайн почувствовала какой-то душевный восторг. Несмотря на понимание того, что она сама, своими руками прямо сейчас выбросила Прах Андрасте, уничтожив свою последнюю надежду на выздоровление, ей почему-то стало очень хорошо.

    Элайн охватило непонятное нетерпение. Предвкушение чего-то нового и очень приятного.

    «Так удивительно! - подумала она. - Ведь я все потеряла... После стольких мучений, боев, крови и трупов – я сама все выбросила. И мне на это почему-то плевать! Впрочем, не на все... Как там Алистер?»

    Тут королеве на голову с потолка упал кусок облицовки. Она посмотрела наверх и попятилась – оказывается, весь свод пошел трещинами и довольно-таки сильно трясся. Гул, который до этого был практически неслышен, стал ощутимо громче и заметнее.

    Потолок обвалился еще в двух или трех местах. Теперь начали трястись стены, и змееподобные разломы с потолка потянулись по ним вниз, к самому полу.

    Элайн непроизвольно подпрыгнула – кто-то словно молотом ударил снизу по ее ногам. Теперь противно хрустящими трещинами покрылся и пол.

    Противоположная от алтаря стена издала странный харкающий звук и осыпалась вниз, обнажая темно-серую скальную породу. Прямо в середине открывшейся глазам неровной каменистой поверхности вполне явственно угадывалась чернота прохода. Или пролома.

    С потолка опять упал дождь из каменных кусков, а трещины на полу начали явственно расширяться.

    Зал грозил вот-вот прекратить свое существование, и королева более не колебалась. Оставаться здесь было не только бессмысленно, но и опасно. Совершенно неизвестно, пропустит ли ее туман без Праха Андрасте, а даже если бы он и пропустил ее, то на разбор завала времени уже не оставалось.

    И Элайн ринулась вперед.


    * * *


    В проходе было очень темно и ничего не видно. Никакого освещения там не предусматривалось, и королеве пришлось идти вперед на ощупь, вытянув руки. Риск был чрезвычайно велик – в любую секунду воительница в тяжелых доспехах могла провалиться в яму или напороться лицом на острый выступ. Кроме этого, ее вполне мог поджидать какой-нибудь подземный монстр или злобный дух. Однако, Создатель в этот раз был к ней милостив.

    Ударившись несколько раз головой о низкий потолок, она наконец-то увидела впереди яркое пятно. Меньше чем через минуту она уже карабкалась вверх по штреку, стены которого не содержали никаких голубоватых кристаллов. Наоборот, он были укреплены бревнами и деревянными распорками. Кое-где даже были видны чадящие факелы, а пол штрека был хорошо утоптан.

    Было нетрудно догадаться, что это именно тот самый проход, который прорубало белое братство под предводительством самозваной пророчицы.

    Около выхода Элайн обнаружила трех женщин в измазанных белых платьях, неподвижно сидящих прямо на полу. Одна из них плакала, спрятав лицо в ладонях, другая ее пыталась утешить. Третья сидела совершенно ровно и неподвижно, и только судорожные движения ее рук, непрерывно оправляющих и без того ровный подол, выдавали ее сильное беспокойство.

    Подойдя к ним, королева громко сказала:

    - Все кончилось. Ваша пророчица мертва. Уходите отсюда – эта шахта вот-вот обвалится.

    Они только ойкнули и испуганно уставились на нее. Женщинам явно хотелось что-то сказать, но было видно, что они очень боялись этой рыжеволосой воительницы.

    - Вы слышали, что я сказала? Уходите отсюда!

    Они так и не двинулись с места, продолжая испуганно смотреть на королеву. Но ей было некогда с ними возиться. Судьба Алистера ее интересовала намного больше, чем эти оболваненные эликсиром несчастные женщины. И она пошла вперед, оглядываясь в поисках своего мужа.

    «Интересно, кого теперь они будут слушаться?»

    Размышления королевы прервал радостный вопль.

    - Элайн!! Душа моя!

    - Алистер!

    Звон столкнувшихся доспехов на несколько секунд перекрыл подземный гул, а их прочность подверглась немалому испытанию – сила взаимных объятий венценосных супругов была поистине чудовищна. Но покрытые рунами доспехи «Бурегонителя» с честью вышли из этой переделки. Золотистая броня Короля Кайлана, надетая на Алистера, тоже не подкачала.

    - О Создатель! Я же тут начал с ума сходить! Ты словно сквозь землю провалилась! - Алистер был на седьмом небе от счастья.

    - А так и есть! Провалилась! - она улыбалась еще шире, чем он. Это было нелегко, но ей все равно удалось это сделать. - Алистер! Как хорошо, что ты опять рядом!

    И она никого не стесняясь, поцеловала его с таким пылом, что король после этого не мог перевести дух еще минут пять.

    К их ногам прикатился небольшой камень. Увидев это, королева очнулась.

    - Пошли отсюда, да побыстрее. После землетрясения, устроенного этой крысой, тут стало очень опасно. Меня там чуть было не завалило!

    - Где это там? - заинтересовался король.

    - Я все расскажу. Все-все! Только давай уйдем отсюда... Стой! - она внезапно застыла на месте. - Мой Юсарис! Я без него никуда не пойду. Видишь ли, я к нему очень привыкла.

    Алистер схватил свою жену за руку.

    - Да нет же, это ты стой! Пока я тебя искал, я все собрал – и твой меч, и этот белый посох с птичкой, и наши дорожные сумки. Все это лежит вон там, - он кивнул подбородком, – около входа. Рядом с этим эльфом.

    - Ты убил его?

    - Раз ты меня попросила «бить его живьем», - король хохотнул, - то я так и сделал. Оглушил его щитом, ну и связал покрепче. Тут как раз один из этих белых братьев веревки принес. Очень вовремя.

    - Много их тут осталось, этих самых белых братьев?

    - Человека три или четыре. Но тут их не осталось. Я всех отослал обратно, в Белую Гавань.

    - Не всех. Подожди меня чуть-чуть. Недалеко еще кое-кто остался.

    Очень быстро она вернулась к Алистеру, подталкивая перед собой трех женщин, на лицах которых испуг впечатался как пряник в форму кондитера.

    - Давайте-давайте! Бегом! Тут вам больше нечего делать! Шахта закрыта по техническим причинам. Именем короля – марш домой!

    - Дорогой, надеюсь, ты не против, что я использовала твой титул без разрешения? - она подмигнула Его Величеству, провожая взглядом удаляющиеся от них фигуры.

    - Обратитесь к канцлеру с официальным запросом. Я рассмотрю вашу просьбу в порядке общей очереди, - безмятежно ответил Алистер. Правда, его безмятежности хватило ненадолго, и через несколько секунд он хохотал вместе с королевой.


    * * *


    Подойдя к выходу из долины, королева в самую первую очередь вцепилась в Юсарис, не обратив никакого внимания ни на связанного эльфа, ни на прекрасный посох, лежащий рядом с их сумками.

    Она тщательно осмотрела лезвие и недовольно нахмурилась, заметив несколько новых зазубрин на его лезвии.

    - Что, шемленка, боишься, что не сможешь убить меня своей железкой? - беловолосый эльф смотрел на нее с нескрываемым презрением.

    - Смотри-ка, заговорил! – хмыкнул Алистер. - А ведь молчал, как немой, пока я его связывал.

    - Ты из тех, кто выжил в Бресилиане или ты с других мест? - повернулась к Тадриэлю Элайн.

    - А тебе-то что, шемленка? Руби меня и довольно болтать! - выражение его узкого лица не оставляло сомнений, что ему действительно уже все равно – будет он жить или нет.

    - Значит, ты из клана Затриана. Эльф, ты что, действительно хочешь, чтобы я тебя зарубила? - спросила королева. Но почему-то вложила меч за спину.

    - Какая разница, чего я хочу. Главное – этого хочешь ты! Убийца! - он попытался плюнуть в нее, но его пересохшие губы не смогли этого сделать.

    - А Затриан кто был? Лесной одуванчик?

    - Не тебе судить его! Он мстил за свою изнасилованную дочь! Он...

    «А из-за твоего суда, длинноухий, меня саму чуть не изнасиловали!...»

    - Не мне судить?? - сердито прервала его королева. - А кому? Кто должен был остановить вашего бессмертного мага, отравляющего своей местью весь лес? Ты не забыл, чье проклятье породило оборотней? Кто заботливо поддерживал с помощью этой мерзости свою столь важную жизнь?

    И Элайн уперлась руками в бока.

    - Если не я, то кто должен был его уничтожить?

    - Ты вырезала стариков, женщин и детей нашего рода. Тебе нет прощения, шемленка! Если не я, то тебе отомстят другие! И будь ты проклята!

    - Идиот!

    Королева подошла совсем близко к лежащему на земле эльфу. Она занесла ногу, чтоб пнуть его, но остановилась.

    - Да, я убила Затриана и готова сделать это еще раз! Я лично проткнула грубиянку Митру, которая защищала этого подонка. И не секунды не жалею об этом. Но ваш род вырезали именно оборотни. Видит Создатель, мне не нужна была смерть всех эльфов в этом лесу – но оборотни вместе с Хозяйкой Леса решили по-другому. Ты не забыл, с чьей помощью они появились?

    - Тебе стоило поддержать нас, и все эльфы были бы живы! - не так уверенно продолжил Тадриэль.

    - Может быть, мне стоило вообще не появляться у вас? Чтобы Затриан и дальше тешил свою мстительную ненависть к шемленам, превращая нормальных людей в чудовищ и обрекая на смерть своих сородичей от клыков этих же чудовищ? Я не собираюсь здесь оправдываться. И тем более пред тобой!

    Она ненадолго замолчала.

    - Вот что я сделаю.

    Было видно, что эльф слегка напрягся. Несмотря на свою смелость, он все-таки не был сделан из камня и стали.

    - Алистер, разрежь его веревки и пусть он проваливает отсюда. На все четыре стороны.

    - Что?? - король был поражен. - Он же хотел тебя убить! Наверняка именно он подговорил эту Ланнат, чтобы нас опоили и бросили в темницу! А потом убил ее, когда увидел, что суда не будет!

    При этих словах Тадриэль резко отвернулся. Стало понятно, что Алистер попал в точку.

    - Это несправедливо - отпускать его! - продолжал возмущаться король.

    Элайн сделала непонятное движение ладонью, словно отгоняя мух.

    - Пусть идет. Ты не поверишь, но я совсем недавно получила очень наглядное представление, что такое справедливость, - она обернулась к эльфу. - Ты же пришел просить этой самой справедливости у Ланнат, да? Чтобы нас справедливо судили?

    Тадриэль сжал зубы, чтобы не ответить столь странно разговаривающей шемленке.

    «Она же убийца! Она ненавидит эльфов. Она их убивает! Так почему же она хочет отпустить меня? Что же замышляет эта рыжая шемленка с мечом за спиной?»

    - Молчание – знак согласия, верно? И что же ты получил взамен своей просьбы? Мы на свободе, живы и здоровы, а ты связан. Но самое главное - половина деревни убита той самой Ланнат, которая обещала тебе справедливый суд. Тебе это ничего не напоминает, эльф?

    - Кстати, Алистер, посмотри какая тонкая работа! - она протянула ему белую палку с красивой золотой инкрустацией по всей поверхности. Вделанный в середину распростертой птицы-навершия сапфир был до невероятия великолепен.

    - И все эти белые братья были убиты при помощи именно вот от этого посоха.

    - Да, это действительно очень хорошо сделано. И сдается мне, это сделано не людьми, - подтвердил король.

    - Это посох «Белого Орла». Он передавался из поколения в поколение как величайшая ценность нашего рода, - громко сказал Тадриэль. - И убейте меня наконец – мне невыносимо смотреть, как убийцы моих родных держат в руках это сокровище!

    - А почему ты отдал это величайшее сокровище человеческой колдунье?... Ах, вот оно что! - зло рассмеялась Элайн. - Так значит, ты купил за этот посох справедливый суд над Кровавой Кусланд? Да?

    - Над кем?? - вскинулся Алистер.

    - Это он так меня называл, когда пришел в тюрьму сообщать мне о завтрашнем суде. - И королева поправила рыжую прядь, упавшую ей на глаза. - Посмотри-ка на него, а ведь я угадала. Он действительно пришел к этой доброй и бескорыстной женщине покупать свою справедливость. И отдал ей главное сокровище своего рода.

    Слова «доброй и бескорыстной» Элайн произнесла с невыразимой издевкой.

    - Ну вот он купил себе этой справедливости. И что?

    - И что? - эхом отозвался король.

    - Теперь он будет платить за свою покупку до конца своей жизни. Нет, я не буду его убивать.

    Она наклонилась к эльфу и точным движением кинжала рассекла веревки, спутывающие его.

    - Забирай свой посох и иди отсюда. Запомни – мне не нужна смерть эльфов. Но их любовь мне тоже не нужна.

    - Так что же тебе нужно, шемленка? - пробормотал Тадриэль, поднимаясь на ноги.

    - Мне нужно чтобы ты меня понял. Послушай меня внимательно. Я прощаю тебе покушение на меня и моего мужа. Хотя за последнее я должна была тебя обезглавить как минимум два раза. Я прощаю тебе твою мстительность – она сама накажет тебя, поверь мне.

    И тут королева повысила голос.

    - Но если я услышу от тебя слово «шемленка» еще раз, то я изломаю этот самый посох об твою спину. Иди!

    - Но лук со стрелами ты не возьмешь, - прорычал король. - Видишь ли, я оставлю эти вещицы себе на память! Чтобы ты случайно из них не выстрелил в нашу сторону.

    Он недовольно посмотрел на свою жену.

    - Ты зря отпускаешь его, душа моя.

    - Советую отправиться в Амарантайн, эльф, - эти слова Элайн сказала уже в спину молча уходящего Тадриэля.

    Он недоуменно оглянулся.

    - Там в Башне Бдения живет некая Веланна. Она эльф из Леса Вендинг и она тоже потеряла свое племя. Ее изгнали. За мстительность. Может быть... Вы сможете основать новый род.

    Королева опять отмахнулась от невидимых комаров.

    - Впрочем, поступай как хочешь.

    Когда Тадриэль скрылся из глаз, король громко проворчал:

    - Не понимаю, то ли ты его наградила, то ли наказала.

    - Наказала. Этот эльф уже наказан, поверь мне, Алистер. Только он еще об этом не знает.


    Глава 23

    Ныне покойная, Ланнат в свое время жила в очень неплохих условиях. Ее комната вообще не соответствовала рассуждениям белой ведьмы о «простых» людях. Натертый воском пол, разнообразная и тщательно выструганная мебель, довольно-таки широкая кровать с чистыми шкурами вместо одеял, белоснежные простыни и даже небольшой коврик на стене свидетельствовали о том, что Ланнат действительно была не так проста, как старалась казаться.

    Элайн обернулась к вошедшему мужчине с глиняным горшочком в руках.

    - Поставьте еду на стол, Тониус. Я так понимаю, что теперь Вы — староста этой деревни?

    - Да, Ваше Величество.

    К накрытому столу уже направлялся сам король, потирая руки.

    - Надеюсь, это телятина по-орлейски?

    - Алистер, боюсь, Тониус не поймет твоей шутки. Его не было с нами за тем обедом. Самое главное, что там не брюква. Верно? -последние слова были уже обращены к невысокому мужчине с редкой бородкой, переминающемуся с ноги на ногу около стола.

    Он кивнул.

    - Там тушеная курица, Ваше Величество. А что Ваши Величества будут пить?

    Королева едва заметно улыбнулась.

    - Я даже не знаю, что мне заказать. То ли того самого эля, то ли эликсира.. как его... счастья. Впрочем, не обращайте внимания. Все равно я ничего у вас пить не буду. Мы уже один раз здесь выпили... эля.

    - Но... - жалобный голос старосты попытался ей возразить.

    - Знаю-знаю. Вы, Тониус, разумеется, ничего добавлять в эль не будете?

    Тониус опять кивнул.

    - Алистер, у тебя еще осталась фляжка с вином?

    - Да, конечно. - Король открыл крышку горшочка и внимательно рассматривал его содержимое.

    - Значит эль достанется вам самим. И вот еще что. Завтра утром нас уже здесь не будет. Никаких проводов устраивать не надо, это лишнее. Вы знаете, как добраться до Денерима?

    - Да, Ваше Величество.

    - Приезжайте туда через неделю-другую. Обратитесь к канцлеру в королевском дворце - он выдаст вашему поселку освобождение от податей на пять лет.

    - Пять лет? - повторил изумленный Тониус.

    - Это много? - весело прищурилась королева. - Вы готовы восстановить свой поселок за год?

    - Нет-нет! - заторопился староста. - Пять лет — этого хватит. Просто мы не ожидали такой щедрости, Ваше Величество.

    - Я сама удивлена своей щедростью. Да! Пока не забыла. Больше не показывайтесь мне на глаза в этих белых рубашках. У меня с некоторых пор... ну вы понимаете, что я хотела сказать?

    - Да, Ваше Величество.

    - Я вас больше не задерживаю. Всего хорошего, Тониус.

    - Душа моя, ты стала капризничать. - сделал ей замечание Алистер, когда староста вышел. - Эль ты пить не можешь, белые рубашки видеть не хочешь... Смотри у меня! - и он шутливо погрозил ей пальцем.

    Усаживаясь за стол, Элайн задрала нос и громко фыркнула.

    - Радуйся, что я стала наконец-то капризничать. Это означает, что тебе досталась настоящая женщина, а не железный дровосек.

    - Откуда ты набралась таких словечек? Дровосек, да еще железный! Фу! - произнося все это, король не забывал поглощать свой ужин.

    Королева не стала обсуждать источник своих знаний про железного дровосека.

    Она выбрала куриную ножку побольше и заметила:

    - Ты лучше достань нашу фляжку, Алистер.

    Через некоторое время, разливая вино по стаканам, он спросил ее:

    - Ты так быстро все мне рассказывала, когда мы шли сюда... Я правильно понял, что ты выбросила найденный Прах Андрасте?

    Элайн бросила обглоданную косточку обратно в тарелку. Раздражение вспыхнуло и сразу же погасло.

    - Да.

    - Но зачем?? Это же... Ты так хотела найти его!

    - Я не выбросила. Я отдала его. Точнее все-таки выбросила... Алистер! Я не знаю точно, почему я так сделала!

    Элайн торопливо скомкала в руке салфетку.

    - Понимаешь, я просто почувствовала, что опять все делаю неправильно.

    - Что ты делаешь неправильно? - король окончательно перестал пить и внимательно посмотрел на нее.

    - Да с самого начала я делала многое неправильно... Я осквернила этот прах, и чуть было не стала таким же кровавым мерзавцем, как Колгрим.

    «А еще, осквернив прах, я подарила Ланнат эликсир счастья, с помощью которого эта тварь захватила Белую Гавань и явно готовилась захватить весь Тедас. Я расскажу это Алистеру потом... Не сейчас...»

    - Я продала этот прах и в итоге чуть не умерла от разрыва сердца, когда мне пришлось выбирать между жертвами, рабами и моим материнством. Знаешь, я почему-то уверена, что ни кровь дракона, ни труп врага, ни Прах Андрасте, ни Свет Справедливости — не приносят счастья. Я окончательно поняла этот там, внизу, когда этот самый Шар обещал исполнить мое любое желание.

    - Подожди-подожди, что значит «любое»?

    - На самом деле, это означает, что никакое. Вот ты рискнул бы моей жизнью ради?.... Да ради чего угодно. Не своей, а моей?

    - Нет! - король ни секунды не задумался над ответом.

    - Вот и я тоже нет.

    Она посмотрела на него с теплотой и грустью.

    - То что я хотела... Такого счастья никто нам так просто не даст, Алистер.

    - Значит... У тебя не будет... - от волнения он глотал слова.

    В ее зеленых глазах отражался свет очага.

    - Почему же «не будет». У меня уже есть. У меня есть ты. Пойми наконец, все зависит от нас с тобой. Лишь от нас. А не от горстки Праха или глотка чьей-то там крови.

    Он медленно поднялся и подошел к ней. Элайн тоже встала.

    - Значит, ты отдала свое матер... найденный Прах ради меня?

    Королева засмеялась.

    - Да, дурашка. Ради тебя. Ты же бросался под стрелы ради меня. Так чему же ты удивляешься?

    Король наконец-то собрался с духом и выпалил:

    - Значит, все зря? Мы шли сюда зря? И у тебя не будет больше детей?

    Элайн взялась правой рукой за его рукав и потянула короля к себе.

    - Не зря. Мы остановили эту Ланнат. Если бы эта ведьма дорвалась до исполнения своих столь справедливых желаний, боюсь, мое материнство уже не помогло бы ни мне, ни Ферелдену. Ну и к тому же мы избавили наш мир от людоеда-малефикара. Разве этого мало?

    - Мне этого мало. Я хочу, чтобы у тебя были дети! - Алистер не желал успокаиваться.

    - У нас будут дети. — ответила королева, мягко нажав на слово «нас». - Я вот тут подумала, что пора восстановить детский приют в эльфинаже. Помнишь его? И у нас будет много-много детей.

    - Но...

    Элайн прикрыла ладошкой рот своего мужа.

    - Если хочешь, считай это моим очередным капризом. И хватит на сегодня. Уже поздно, а нам завтра возвращаться домой.

    Алистер смотрел на нее так, как будто он видел это прекрасное лицо в первый раз. Элайн ответила ему таким же взглядом.

    - Скажи, сегодняшний бой тебя сильно вымотал? - и Ее Величество загадочно улыбнулась.

    В свою очередь, Его Величество расплылся в своей неповторимой улыбке и мягко привлек жену к себе, опустив свою руку пониже, прямо к ее бедру.

    - Ты же знаешь, мои силы не уступают твоим. - ответил он шепотом.

    - А вот сейчас мы это и проверим! - и Элайн начала медленно отступать к кровати, не отпуская от себя своего мужа.

    Он никогда не отличался особой ловкостью. Впрочем, это не помешало ему умудриться погасить масляную лампу раньше, чем он упал в объятья своей жены.


    * * *


    Этот день начался с грозы, пролившейся бурным ливнем на Денеримский дворец. Резкими порывами ветра выбило несколько окон, и что самое обидное — среди них были те самые прекрасные витражи в окнах королевской спальни. Потоки ледяной воды, залившие пол и испортившие красивые ковры на полу, только добавили хлопот дворцовой челяди.

    Кроме того, ударом молнии, попавшей в центральную башню, расщепило часть кровли, что привело к обрушению черепицы в нескольких местах. Слава Создателю, что никто не пострадал.

    Ользен метался по дворцу как ошпаренный, а слуги не знали, куда им бросаться в первую очередь.

    Может быть из-за погоды, а может из-за неожиданного разгрома в своих покоях, но королева была сегодня раздражительна как никогда. Тина ушла от нее в слезах - Элайн решительно не устроило, как горничная развесила ее одежду и разнос за небрежность последовал незамедлительно. Элайн даже топнула на нее ногой, чего раньше по отношению к Тине никогда не делалось.

    Сделав резкое замечание дворецкому за медленный ремонт спальни и не высушенный ковер, королева наконец-то проследовала в столовую. Время обеда уже давно наступило.

    Сев на свое место, Элайн уставилась на кусок говядины, лежащий перед ней на тарелке, с явным отвращением. От запаха поджаренной , хрустящей корочки ее почему-то начало слегка мутить. Вообще-то она была очень голодна, но почему-то никак не могла заставить себя съесть то, что она раньше съедала с огромным удовольствием.

    "Может быть мясо испорчено?... Вроде непохоже."

    Голод тем не менее настойчиво требовал, чтобы его удовлетворили и немедленно. Королева медленно отрезала кусочек, с брезгливостью посмотрела на него и очень нерешительно положила его в рот.

    Алистер, уже доевший свою порцию, начал при виде ее манипуляций беспокоиться.

    - Элайн, тебе, что, подали плохое мясо?

    Она уже начала жевать и поэтому не смогла сразу ответить. Отпив вина из кубка, королева попыталась проглотить прожеванный кусок - но не тут-то было.

    Внезапно резкий спазм сжал ее желудок и мясо с вином чуть ли не фонтаном вылетели обратно. Прямо на тарелку.

    Алистер вскочил.

    - Элайн! Что с тобой?

    Зажав рот рукой она только промычала что-то совершенно непонятное.

    Король, опрокинув стул на пол, стремительно подбежал к ней.

    - Это не отрава? Душа моя, как ты себя чувствуешь? Эй! Срочно позовите сюда целительницу! Срочно!

    Наконец, Элайн смогла говорить:

    - Какая гадость! Что мне подсунули?! - и тут новый спазм схватил ее за горло, выжав непрошеные слезы.

    Алистер начал багроветь.

    - Теодора сюда! Он что, сошел с ума? Я всю кухню разгоню к демонам! Клянусь исподним Андрасте, все эти кухарки отправятся нищенствовать, если моей жене подали испорченную еду!

    Главный повар со старшей кухаркой появились буквально через минуту. На Теодоре, что говорится, лица не было. Кухарка выглядела не лучше. За ним в столовую уже вбегала целительница Мойра.

    Королева так посмотрела на несчастного Теодора, что тот облился холодным потом.

    - Это невозможно есть, Теодор! Меня вывернуло, как только я откусила первый кусочек. Что вы там такого приготовили? Вы что, все сговорились сегодня? - Элайн опять начала раздражаться.

    - Ваше Величество! Все было проверено! Мясо было самым свежим! Ваше величество! Все было хорошо! - Главный повар с кухаркой лепетали оправдания, с ужасом глядя на обеденный стол.

    Мойра уже застыла в сосредоточении с протянутой рукой над тарелкой с остатками еды. Пробормотав заклинание распознавания, она отвела руку от стола и повернулась к Алистеру.

    - Ваше величество! Я не чувствую в еде никаких ядов или посторонних примесей. Если вы хотите знать мое мнение, то поданное Ее Величеству жареное мясо совершенно нормально.

    - Да, да! - подтвердил Теодор. - Ваше Величество, вам подали то же самое мясо, что и для Ее Величества! Поверьте мне!

    Старшая кухарка торопливо подтвердила:

    - Я сама следила, чтобы все было приготовлено как полагается. И посторонних на кухне не было, клянусь!

    Мойра подошла к королеве и взяла ее за руку, начав щупать пульс. После недолгого молчания она сказала:

    - Ваше Величество, мне кажется, что дело вовсе не в еде.

    Элайн удивленно посмотрела на нее.

    - А в чем же?

    - Мне кажется... Я должна вас тщательно осмотреть. Вполне возможно, что...

    - Что возможно? - нетерпеливо спросила королева.

    - Нет, это я скажу чуть позже. После осмотра.

    Тут вмешался Алистер.

    - Мойра, Вы уверены, что еда не отравлена и совершенно нормальна?

    - Да, Ваше Величество. - главная целительница не отводила взгляда от Элайн. - Дело действительно не в еде.

    - Так в чем же дело? - Король тоже начал проявлять нетерпение.

    - Точнее я скажу после обследования Ее Величества. Но волноваться не стоит, думаю это просто ... несварение желудка. Впрочем, я сейчас ничего не могу точно сказать. А пока прикажите подать Ее Величеству свежих фруктов. Я думаю, что от них Ее Величество не стошнит.

    Кухарка почему-то ойкнула и прикрыла руками рот. Этого никто не заметил - все смотрели на Мойру, но сама Мойра прекрасно заметила этот жест пожилой женщины. Когда все начали расходиться, целительница ловко ухватила кухарку сзади за платье и наклонившись к ней, негромко сказала:

    - Милочка, если вы проболтаетесь раньше времени, я лично попрошу короля, чтобы вас наказали за несдержанность. Мои и Ваши догадки - это пока только догадки. Вы же меня хорошо поняли?

    Кухарка только и смогла, что кивнуть головой.


    * * *


    Утром Винн прибыла в Денеримский дворец. Было видно, что Великая Целительница Круга очень спешит - она сразу же поднялась в личные покои Мойры. Рассказ Мойры был недолог.

    - Ты уверена? - в волнении спросила ее Винн. - Ты же знаешь, что произошло с Элайн в Форте Драккон!

    - Конечно знаю. Но все указывает именно на это. И потом, моя рука почувствовала биение ее... или его сердца, да и при осмотре первичные признаки были достаточно выражены. Но без Вашего подтверждения, Великая Целительница, я не смею сообщить королеве об этом.

    Через десять минут Винн в еще большем волнении почти бегом направилась прямо в покои Ее Величества.

    Королева уже проснулась и занималась тем, что приводила свой узел на голове перед зеркалом в порядок. Она уже была одета в простое шелковое платье со шнуровкой.

    Окна были вставлены на место, а ковер заменен на новый. Правда, Ее Величество немножко расстраивало, то что окна стали самыми обычными - на восстановление тонкого витражного рисунка мастер запросил несколько месяцев.

    - Добрый день, Элайн! - Винн хорошо помнила, что королева просила Великую Целительницу не обращаться к ней официальным титулом.

    - Винн! Как хорошо, что ты приехала! - Ее Величество была искренне рада видеть свою старую знакомую.

    - Как там дела в Круге Магов? Что поделывает Великий Заклинатель? Какими судьбами ты приехала к нам так неожиданно?

    - Спасибо, у нас все хорошо - рассеяно ответила Винн, подходя поближе. - Элайн, я приехала сюда по просьбе Мойры.

    - А что случилось? Ведь не из-за ерундового расстройства моего желудка она тебя вызвала?

    - Нет. Когда Мойра держала тебя за руку, она почувствовала ..... - и Винн осторожно взяла Ее Величество за запястье и слегка сжала. И после небольшой паузы продолжила - да, так и есть. Внутри тебя растет жизнь, Элайн.

    - То есть? - задохнулась королева. Ее руки выронили заколку. - Не может... не может быть!!

    - Оказывается, может. Ты беременна. У тебя будет ребенок.

    - Но ... - слова застревали в горле Ее Величества. - Винн! Я же не могу.. Неужели это правда? - королева начала всхлипывать. Великая Целительница продолжала молчать, с улыбкой глядя на будущую мать.

    Через минуту слезы счастья бурным потоком потекли на грудь Винн, куда Ее Величество уткнулась лицом. Гладя ее по голове, Винн тихо сказала:

    - Чудеса еще случаются, Элайн. Видимо Создатель решил, что ты наконец стала достойна его справедливости.


    Москва, июль 2010 года.



    Дата публикации: 2010-08-15 16:07:06
    Просмотров: 10082


    Alisia Messar (21.03.2011 в 23:23)
    Интересно, зачем вообще аффтары писали все это? В СИМс играть могут все, Санту-Барбару и это разрывное Хосе-Мариино: "О, Антонио! У нас никогда не будет детей!" "О, Хосе! давай сейчас же повесимся на твоих подтяжках во имя нашей великой любви!" - тоже все вроде как знают и все видели.
    Зачем надо было творить этот убогий розовый шедевр? Не понимаю...
     >> Цитировать

    rori; (профиль / 27.03.2011 в 23:39)
    Алисиа, если бы у меня был диагноз "бесплодие", то я думаю, что повела бы себя немногим лучше Элайн.
    Для каждой женщины самое важное - родить ребенка, иметь радость видеть лицо, которое ты любишь всем сердцем.
    Или я ошибаюсь и ты - мужчина? Тогда все понятно.
    Следующий вопрос - тебе сколько лет?
     >> Цитировать

    Isarna (14.05.2011 в 10:52)
    Прочитала с удовольствием как раз потому, что увидела ни в коем случае не розовые сопли и даже не трагедию бесплодной женщины, а глубокие размышления о судьбе, ответственности за нее, о разрушающих личность страстях и желаниях, об истинной справедливости, наконец. Это та "плоть", реальность, которой не хватает игрушкам, в которых мы боги благодаря безнаказанности. Но в жизни эти вопросы и есть самые главные и самые важные...
     >> Цитировать

    леви (12.12.2012 в 03:43)
    вот это работа я понимаю, а не фанфик. не от нефиг делать написано. и мораль, и экшн, и философия все на месте. если бы все наборы слов на этом сайте были такими...то добром бы это не кончилось для экономики страны, ибо все мы сидели бы безвылазно за их чтением)
     >> Цитировать

    Enelvis (19.12.2012 в 19:16)
    Я тут мимокрокодил-любитель фанфиков

    Мне абсолютно не нравится характер Элайн. Она истеричная, очень несдержанная и жестокая женщина, учитывая, что шансов выбора было очень много, но она выбирала то, что не заканчивается никаким добром ни для кого.

    Мне удивительно то, что Алистер до сих пор здесь. Алистер здесь другой, нетипичный и совершенно не игровой, хотя, возможно, королева Его Величества Тейрина такой и должна быть, если он чересчур мягок и податлив. Но Алистер, которого знаем все мы, ее поступков бы не одобрил и, вероятно, давно сбежал бы от подобной барышни.

    Между тем, сама история мне понравилась. Язык написания очень ладный, эпитеты яркие. Правда, в последних главах ошибок все больше.
     >> Цитировать

    Уважаемые посетители,
    Убедительная просьба писать в комментариях только по делу и соблюдать правила хорошего тона: не используйте мат, угрозы и оскорбления, подобные сообщения будут удаляться, а при повторных нарушениях пользователь может быть забанен и у него не будет доступа на сайт.
    На сайте не обсуждаются проблемы пиратских версий, а также запрещены ссылки на торренты и другие источники получения нелегальных копий игр.

    Ваше имя:   Запомнить
    Ваш e-mail:
    Very Happy Smile Sad Surprised Shocked Confused Cool Laughing Exclamation Question
    Mad Razz Embarassed Crying or Very sad Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink Idea Arrow
     
    Секретный код
      =  



    Карточка игры

    Dragon Age: Инквизиция

    Скачать
    DA: Инквизиция


    Разработчик: BioWare
    Издатель: EA Games
    Локализация:
    русский текст
    Жанр: Action-RPG
    Дата выхода:
    - Мир: 18 ноября 2014
    - РФ: 20 ноября 2014
    - Европа: 21 ноября 2014
    Официальный сайт: DragonAge.com




    Опрос
    Какой спутник из Dragon Age: Инквизиция понравился вам больше всех?

    Кассандра Пентагаст
    Сера
    Вивьен
    Железный Бык
    Варрик
    Солас
    Блэкволл
    Коул
    Дориан Павус
    Ни один из, в прошлых частях были лучше!


    Результаты
    Другие опросы

    Голосов: 7211





    Интересное
    Нет данных для этого блока.




    Статистика


    Индекс цитирования