Dragon Age: Inquisition - Легенды Тедаса
*
Поиск:
  • (минимум 2 символа)




    Реклама




    Реклама




    Архив
    Показать\скрыть весь

    Июнь 2020: Новости | Статьи
    Май 2020: Новости | Статьи
    Апрель 2020: Новости | Статьи
    Март 2020: Новости | Статьи
    Февраль 2020: Новости | Статьи
    Январь 2020: Новости | Статьи




    Прах Судьбы - Часть Вторая


    «ПРАХ СУДЬБЫ»

    ЧАСТЬ ВТОРАЯ

    СЕСТРА ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА

    Автор: А. Даррггон


    Будь осмотрителен - судьба-злодейка рядом!

    Меч времени остер, не будь же верхоглядом!

    Когда судьба тебе положит в рот халву,

    Остерегись - не ешь! В ней сахар смешан с ядом.

    Омар Хайям.


    Прах Судьбы - Часть Вторая


    Глава 5


    Ее Величество Королева вертелась перед большим зеркалом в спальне, примеряя новое темно-синее платье.

    - Да, милая, именно это платье тебе очень идет, - Алистер предусмотрительно не стал дожидаться обязательного вопроса от своей любимой жены.

    И другим тоном сразу он добавил:

    – Элайн, понимаешь... тут возникла одна небольшая, - Алистер слегка запнулся. – ...проблема.

    – Что за проблема? - королева изящно подняла руки, закалывая узел волос на затылке.

    Не раз и не два фрейлины советовали ей для разнообразия сменить прическу - но Элайн так и не поддавалась на уговоры. Даже после того, как ей мягко намекнули на то, что способ укладки ее рыжих волос практически один в один копирует узел той самой Морриган. При упоминании этого имени фрейлины обычно закатывали глаза.

    Эти намеки действия также не возымели. Несмотря на весьма неоднозначные чувства, испытываемые к Морриган, королева прическу не меняла. Тем более что эта дикая ведьма была очень далеко отсюда.

    - Так какая проблема у нас возникла, Алистер? - слегка нажав на слово «у нас» снова спросила Элайн.

    - Понимаешь, ко мне приходила Голданна.

    - Голданна?! Та самая Голданна, твоя так называемая сестра?

    - Да, именно она. Удивительно, но мы как-то про нее забыли. А у нее пятеро детей...

    Алистер спохватился слишком поздно. Тему детей по негласному и обоюдному согласию в королевской семье старались не обсуждать. Элайн развернулась к Алистеру. Была заметно, что этот разговор стал ей крайне неприятен. Уголки губ слегка подрагивали, а выражение глаз ясно давало понять, что Ее Величество весьма раздражено. Кроме того, она вообще сегодня не очень комфортно себя чувствовала.

    - И что хочет эта счастливая мать?!

    - Она хочет обеспечить свою семью. Получить пенсию, ну или как там это называется – содержание. Чтобы ее дети не голодали. Ну и вообще ей бы хотелось жить рядом со мной. Во дворце.

    - О! С тобой? А со мной она случайно жить рядом не хочет? Или я для нее до сих пор всего лишь «содержанка»?

    Алистер явно смутился. Его самого этот разговор начал тяготить, но раз он его начал, то уж придется самому этот разговор и заканчивать.

    - Мы... То есть я... Голданна тебя не упоминала. Мы с ней говорили о ней... то есть о нас... Тьфу! Я что-то запутался.

    - Ничего, ничего, дорогой. Я вся внимание. - Уроки язвительности, полученные от Морриган, Элайн усвоила на «отлично».

    - Элайн! - Алистер повысил голос, - Она все-таки моя сестра!

    - Она прежде всего с.., - и королева вовремя остановилась, - Сестра, да. Но ты хотел мне объяснить, что же там такое обсуждалось насчет меня?

    - Ничего не обсуждалось. Это само собой разумеется, что ты будешь рядом со мной! И если она будет жить во дворце, то, конечно, это подразумевает, что она будет жить и рядом с тобой! Что тут непонятного?

    - Это для тебя, Алистер, все понятно. И для меня тоже все понятно. А вот понятно ли это Голданне?

    - Ну не знаю, в чем тут может быть трудность. Вряд ли она такая дура, что не понимает этого.

    - В том-то и дело, Алистер, что она совсем не дура. Была бы просто дура — было бы намного легче.

    - Элайн!! Голданна – мой единственный родной человек во всем Ферелдене! Почему ты на нее так взъелась?

    - Что-о-о? АЛИСТЕР, ЧТО ТЫ СКАЗАЛ??? - рычание разъяренного огра после этой гневной фразы королевы показалось бы просто ангельской музыкой.

    Король сразу понял, какую глупость он сморозил. Разумеется, Элайн была для него самым близким и родным человеком. Тем не менее, единственным кровным родственником Алистера была именно Голданна. Как бы ему теперь это объяснить Элайн?

    Но было уже поздно. Королева, не сказав больше ничего, вихрем вылетела из комнаты, хлопнув дверью с таким громом, что доспехи, стоявшие при дверной нише, закачались, чуть не упав на пол.

    Алистер выбежал в коридор. Гобелен на стене еще колыхался, но Элайн не было видно.

    «Проклятье! Это же надо было так неудачно начать...»

    Алистер так и не успел сказать Элайн главного. Голданна хотела не только денег. Она весьма недвусмысленно высказалась, что сестра короля не может быть обычной простолюдинкой, стирающей чьи-то там подштанники за три монеты.

    Если ее братец, который в свое время нашел возможность продемонстрировать Голданне свою успешность, хочет реально доказать свои родственные чувства, то ему придется сделать ее знатной дамой. Сделал же он дочь Кусландов Ее Величеством Королевой? Так пускай сделает сестру короля хотя бы эрлессой.

    Вот такие дела. И она, кстати, готова в таком случае извиниться за свою давнюю горячность, если уж на то дело пошло.


    * * *


    Элайн, закусив губу до крови, стремительно шла по коридорам Денеримского дворца. Она не знала, куда она шла – ей было все равно куда. Только бы подальше от этих жгучих слов.

    «Алистер! Ну, за что же ты меня так мучаешь, Алистер! Ну, погоди... »

    Неожиданно Элайн резко остановилась, чуть не врезавшись в стену.

    «И кому ты собралась угрожать, идиотка? Алистеру? Своему единственному Алистеру? И за что? За то, что он неудачно выразился?»

    «А может он как раз именно, так и считает? - злость черной тенью в глубине души заворочалась, и начала стремительно расти в размерах, - Может ему чего-то от тебя не хватает? Того, что есть у Голданны?»

    Клубящийся ком распрямился и распахнул клыкастую пасть.

    «Ты бездетна. Найди силы признать это! Тебе не видать даже одного сына! А у Голданны ПЯТЕРО детей! Целых пять племянников для Алистера... »

    Клыки черной тени вонзились прямо в душу королевы.

    Элайн уставилась невидящим взглядом в стену, на которой не было ничего, кроме почерневшей от древности кладки.

    Из оцепенения ее вывели шумные возгласы за ближайшей закрытой дверью, каковая оказалась входом в людскую. Оказывается, Элайн, сама того не зная, зашла в хозяйственные помещения дворца - в те комнаты, в которых обитали и работали многочисленные слуги.

    - Джеральд! Не смей меня трогать! - тонкий голосок выдавал не столько возмущение, сколько игривое настроение какой-то невидимой девицы. - Ну что же ты прямо здесь ко мне лезешь, охальник!

    Послышался непродолжительный шум, сменившийся откровенным хихиканьем.

    - Ай! Нет! Вдруг кто войдет!... Отойди от меня!

    - Да кто тут войдет-то! Милена и Дайра ушли белье стирать. Их еще часа два не будет, - Ломающийся бас принадлежал явно тому самому Джеральду.

    - Сенешаль зайдет. Или дворецкий... Не лезь, кому сказала!

    - Да кому тут нужно ходить, скажи, пожалуйста! Сенешаль... Ты еще короля вспомни! - басовитое хмыканье сопровождалось вполне различимыми звуками поцелуев. - Или королеву!

    После этих слов Элайн окончательно вышла из своего ступора.

    - Смотри мне, вот я на тебя ей и пожалуюсь - будешь руки тут распускать! Она тебя вместо чучела в тренировочный зал и определит, безобразник. Ай! Да что же это такое, отойди! Сколько раз повторять!

    - Ой, напугала! - притворно заохал Джеральд. - Разве этот железный дровосек будет слушать такую милашку как ты? Она разве женщина? Даже детей завести не может. А у нас с тобой будут детки, правда, ведь?...

    Джеральд не договорил. Дверная створка, распахнувшись, с такой силой ударила об стену, что из швов посыпался поток окаменевшей извести. А массивные петли на дубовых досках погнулись как тонкая фольга под пальцами кузнеца.

    «Не слишком ли я сегодня часто хлопаю дверями?» - эта мысль пропала так же быстро, как и появилась.

    Сделав пару шагов вперед, Элайн остановилась на пороге.

    - В-ввваше вввелииче.., - девица была действительно хорошенькая. Но сейчас ее личико было синим от испуга, а язык заплетался, словно ноги гнома после месячного запоя.

    «Кого-то она мне напоминает... Но кого же? Мне кажется, я уже ее где-то видела?» - эта мысль мелькнула ветерком и тоже растворилась в воздухе.

    Парень, с растрепанными волосами застыл каменным столбом, даже не убрав руку с талии девушки. На его лице стремительно промелькнул испуг, страх, ужас, еще более глубокий ужас и наконец, его физиономия приняла цвет и форму яичницы-глазуньи, где в качестве растекшихся желтков выступали широко раскрытые глаза на фоне пронзительно белой лепешки пухлых щек.

    - Так значит, вы тут детей заводить собрались? - несмотря на громкое появление, голос королевы был холоден и спокоен.

    Холодное спокойствие в ее голосе чаще всего означало то, что пощады Элайн никому не даст. Даже самой себе. Но молодые люди плохо знали повадки Ее Величества и поэтому слегка расслабились. Слишком рано расслабились...

    - Ну, Джеральд, давай. Раз собрался, значит делай. - И королева скрестила руки на груди.

    - Ваше Величество! Простите меня, неразумного! - парень грохнулся на колени. - Сказал ведь, не подумав!

    - Пустое! - Элайн махнула рукой. - Для того чтобы делать детей, думать не надо. Раз-раз и готово. Ты же вроде как раз и намеревался доказать своей милашке, что у вас будут дети? - Королева только раскрывала рот, а говорила за нее та самая черная тень с клыками. Слово «Дети» этой тени явно давалось с большим трудом и натужным скрипом.

    - Давай, прямо сейчас и делай. А то ведь действительно пойдешь чучелом остроту моего меча испытывать.

    - Ваше Величество! - тут на колени упала девушка. - Пощадите нас, мы же не хотели... Ваше Величество!

    - Да я уж слышала, как вы тут «не хотели». Так я не пойму, он у тебя действительно работать тренировочным чучелом собрался? Или ты ему лазить под юбку не даешь?

    - Ваше Величество-ооо!! - девица зарыдала в голос. - Поща-ааадите!! У нас скоро свадьбааааа!

    - Вот как раз и будет к свадьбе подарочек.

    Элайн была противна самой себе, но никак не могла остановиться. Черное облако клубилось и злорадно хохотало, посверкивая сахарно-белыми клыками.

    - Ну, что же ты, Джеральд? Бесчестить меня смелости хватило? Так покажи свое «мужество» в деле. Или ты думаешь, что железный дровосек не оценит, как ты умеешь управляться не только со своим языком?

    Несчастный Джеральд превратился просто в лужу. Такого буквально расплывшегося мужика Элайн видела первый раз в жизни. Он был сейчас не способен не то, что лапать подружку – казалось, он боится даже просто лишний раз вздохнуть.

    Душа королевы, наконец, изловчилась и со всей силы пнула черную тень.

    «Ты с ума сошла! Что же ты делаешь, чудовище!»

    - Вон отсюда, - Эти слова были сказаны спокойно, но холод и напускная безмятежность улетучивались из нее как пар из раскаленного котелка.

    «Да где же я видела эту девчонку?»

    - Вон, чтобы я вас не видела! Вон! - она сама не заметила, как начала кричать на них, словно обокраденная торговка на базаре. - Увижу тебя еще раз – молись всем демонам! Вон!

    Молодых людей упрашивать не пришлось совершенно. Они вылетели из комнаты быстрее эльфийской стрелы. Точь-в-точь, как сама Элайн выбежала из спальни после разговора с Алистером.

    «Да что же это со мной сегодня? Неужели разговор о какой-то занюханной Голданне может довести тебя до истерики? Позор, Создатель, какой позор!»


    * * *


    Алистер нашел Элайн в спальне. Она лежала в кровати ничком, уткнувшись лицом в подушку и не двигалась. То самое синее платье до сих пор было на ней, только его подол слегка задрался, обнажив икры.

    Король тихо присел рядом и провел рукой по ее спине. Ее Величество не отреагировало, разве что правое плечо чуть-чуть дернулось. Алистер погладил Элайн еще раз.

    - Алистер. Не трогай меня, - глухо послышалось внутри подушки.

    - Не обижайся на меня, Элайн. Пожалуйста. Я же хотел сказать совсем не то, что ты услышала.

    Королева то ли всхлипнула, то ли хмыкнула. Из-за подушки ее было очень плохо слышно. После продолжительной паузы, опять раздался глухой и придушенный парчой и пухом, голос:

    - Алистер. Мне больно. Я должна побыть одна. Уйди, Алистер.

    Алистер и не подумал выполнить просьбу своей любимой женщины. Он осторожно дотронулся до нижней части шеи Элайн и слегка, самым кончиком пальца пощекотал ее. Теперь реакция королевы была намного сильнее – все ее тело дернулось. Элайн повернула голову к Алистеру. Ее глаза были сухи, а само лицо было неподвижно, как маска.

    - Я же попросила тебя, Алистер. Оставь меня.

    - Нет, не оставлю, душа моя. Я обещал, что никогда тебя не оставлю и не потеряю.

    Элайн замолчала. Ее лицо начало оживать. Как будто бы из-под толщи льда потекли первые медленные капли теплой влаги. Она осторожно попыталась улыбнуться.

    - Я помню. - И после паузы она грустно усмехнулась. - Почему же я все-все хорошо помню? Мне так хочется иногда все забыть и начать все заново... Тебе никогда не хотелось начать все заново?

    - Нет. - Алистер поправил ее прядь - А зачем? У меня все есть. Точнее - у меня есть ты. И зачем мне все начинать заново? Вдруг в этом «заново» я тебя не встречу и мне пришлось бы... ну, скажем, строить глазки Аноре?

    Элайн сжала кулак до белизны в костяшках, но все-таки выжала из себя еще одну улыбку.

    - Это кошмар какой-то, Алистер. Мало того, что ты заставил меня разозлиться, так ты еще пугаешь свою жену всякими ужасами.

    - Интересно, что такого в этом Орлее поделывает Анора, что ее не слышно и не видно? - пробормотал король, - Это же надо было так спрятаться!

    Элайн все-таки решилась, и, опершись рукой о голову, тихо сказала:

    - Алистер, понимаешь... я тогда ей пообещала, что убью ее. Она стала говорить мне такие гадости, что моя нежная душа не выдержала, и я вытащила Юсарис. Она очень испугалась и ... - Об остальном Элайн упоминать не стала.

    - Мда... - Алистер почесал затылок. - Тогда понятно, почему она сбежала, даже не повидавшись со мной. И почему ее не видно и не слышно... Душа у тебя нежная, но ты всегда была тяжела на руку и скора на расправу. Архидемон подтвердит! Если сможет! - неуклюжая шутка Алистера не вызвала у Элайн никакого энтузиазма. Наоборот, она нахмурилась и спросила:

    - А почему это Анора должна была с тобой встретиться?

    Алистер пожал плечами.

    - Ну как почему? Милосердный король и все такое. Официальный прием, воспоминания о ее погибшем муже, то-се. Традиции. Она же все-таки когда-то была королевой. Хотя, конечно, в конце концов, показала себя совсем не с лучшей стороны. - По его лицу пробежало облачко и тут же пропало. Он чему-то улыбнулся и еще раз поправил волосы Элайн.

    - Скажи, а как показала себя Голданна? С лучшей стороны?

    Плечи Алистера поникли – он явно расстроился таким поворотом разговора.

    - Элайн, ты должна понять. Пожалуйста. Это... Моя мать умерла. Это ее дочь. Она моя сестра. Пусть мы с ней... не поняли друг друга. Пусть она не совсем правильно говорила со мной. И с тобой. Но кроме нее у меня действительно больше нет ни братьев, ни сестер. Она моя единственная родственница, и я должен ей хоть как-то помочь.

    - Почему же единственная? У нее пятеро детей. Так что у тебя еще есть пять племянников. - Лицо Элайн опять приняло отсутствующее выражение, а зеленые глаза помутнели.

    Она села на кровати, и посмотрев в окно, сказала:

    - Алистер, поехали отсюда.

    - Куда?

    - Куда глаза глядят. Или вот, в Хайевер. Я давно там не была...

    Королева встала с кровати, еще раз посмотрела в окно и тряхнула головой.

    - Впрочем, чего это я? У нас до сих пор ничего не сделано с эльфами, которым мы так много пообещали. Корпус Серых Стражей не восстановлен. Ни в Пике Солдата, ни в Башне Бдения ничего не сделано. Размечталась...

    Алистер тоже встал и подошел к ней. Он только успел обнять ее за талию, как Элайн сразу же схватила его руки и, отведя их за спину, сказала:

    - Даже не думай. У меня действительно отвратительное настроение. И что самое главное, мне сегодня... нельзя. Надеюсь, ты меня понял?

    - Да, конечно. А когда у тебя закончится отвратительное настроение?

    - Ты узнаешь об этом первым, обещаю.


    Глава 6


    Голданна чувствовала себя просто великолепно. Даже убогая обстановка комнат не могла испортить ее настроения.

    «Скоро все изменится! Скоро я стану дворянкой! У меня будет... У меня все будет!... Что захочу, то и будет!»

    От раскрывающихся перспектив прямо дух захватывало. Призрачные бархат, парча и драгоценности вспыхивали, переливались и сверкали по углам ее скромного домика.

    Все мечты портила лежавшая на столе стопка белья, которую она должна была выстирать, чтобы заработать себе на хлеб.

    «Хватит! Пусть теперь стирают другие. Теперь не я, а меня будут обстирывать!» - и сверток полетел в угол. Достав кошелек, Голданна высыпала деньги на стол.

    И сколько ей выдал на первый раз Алистер? Десять, двадцать... Сто... Двести... Триста... Ого! Триста тридцать три золотых. Правда, для будущей эрлессы это гроши. Но на сегодня – хватит. И готовить ни себе, ни детям она вечером ничего не будет – купит еду в «Покусанном Дворянине». Она пойдет туда прямо сейчас, да. Наконец-то можно отдохнуть от ежедневной возни с разъедающим руки щелоком, вонючим бельем... Как же все так удачно получилось!

    Голданна оглядела себя и всплеснула руками. Как же это она? Собралась в таверну в таких тряпках? Она брезгливо отряхнула свое ветхое платье.

    Ну, уж нет...

    И она побежала на торговую площадь за покупками. Разумеется, совершенно не обратив внимания на человека, последовавшего за Голданной на достаточном для незаметности отдалении.

    Он знал свое дело. Особенно если за это дело хорошо платили. И тем более, если он сам был заинтересован в этом деле.


    * * *


    Великий Маг Крови Велизарий вот уже пять минут разглядывал новый красочный орлейский гобелен, как в дверь слегка постучались. Так и не обернувшись, он негромко произнес:

    - Входи.

    Послышались шаги. Но Великий Маг так и остался стоять спиной к входящему. Это был плохой знак - видимо, посетитель чем-то разгневал Великого Мага.

    - Повелитель? - голос Картахана был спокоен и невозмутим.

    Пауза затянулась совсем уж до неприличных размеров, а глаза Велизария все еще смотрели на прекрасную орлейскую вышивку.

    - Кхм, - слегка кашлянул посетитель.

    Великий Маг словно ждал этого сигнала. Он повернулся и его угольно-черные глаза без зрачков уставились на вошедшего бородача.

    - Картахан?

    - Это я, повелитель. Вы хотели меня видеть?

    - Ты очень странно выглядишь, Картахан.

    - Но почему же, повелитель? Я такой, как всегда.

    - Вот именно. Я не могу понять, почему ты пришел сам. Я ждал, что мне покажут твой труп. А ты, оказывается, до сих пор жив. - Лицо Великого Мага было всё так же бесстрастно.

    - Мой труп?? - невозмутимость Картахана начала сыпаться с его лица как песок. Он непроизвольно напрягся и слегка отступил назад.

    - Ну да. Разве ты не покончил с собой?

    - Нет, повелитель. - Картахан уже все понял. - Я счел это ненужным.

    - То есть ты хочешь жить?

    - Да, повелитель.

    - И это после того, как тебя с позором выгнали из Ферелдена? - Велизарий насупился, - И ты хочешь жить после того, как по всем пунктам провалил свое задание? У тебя были все козыри, чтобы его завершить, но ты вернулся с пустыми руками и отметиной ниже спины! - Великий Маг подошел к своему столу, заваленному свитками и толстыми книгами.

    - Но королева упала в обморок, повелитель! И за нее все решал король! - Картахан начал слегка волноваться.

    Велизарий опять отвернулся к стене.

    - Твои оправдания смешны и наивны и ты стал просто жалок. Мне не нужны такие помощники... Я надеюсь, у тебя нет родственников? Потому что времени написать завещание я тебе не дам.

    - Повелитель! Может быть, я все-таки объясню вам детали? У нас еще есть шансы вернуть потерянное, - Голос Картахана слегка задрожал.

    Велизарий прошипел:

    - Ты совсем с ума сошел. Мне не нужно ничего возвращать! Эти пять тысяч золотых просто мусор, по сравнению с тем, что я мог бы получить! Силу ста жизней! Ста жизней за один ритуал! Мое могущество стало бы практически беспредельно! Для лечения чрева этой стервы хватило бы одной высосанной жизни, а вся остальная сила досталась бы мне!

    И Велизарий горестно смел со стола пару свитков на пол.

    - Но ты все испортил, неудачник. И поэтому я возьму хотя бы одну – твою жизнь.

    - Нет! - Картахан отступил, - Не делайте этого! Я знаю, кто даст нам столько жизней, сколько вы захотите. Много, много жизней.

    - Да? - Великий маг слегка заинтересовался. - Ну, говори, пока ты еще жив. Кто же это такой щедрый?

    - Это единоутробная сестра короля, повелитель. У них с Алистером разные отцы, но мать одна. Эта самая сестра прожила всю жизнь в нищете, стирая белье за гроши. Ее алчность и зависть не знает границ, а король еще в бытность простым Серым Стражем как-то имел неосторожность пообещать ей поддержку.

    - Эти все родственные отношения довольно любопытны, но как эта нищенка даст то, что нам нужно?

    - Мы посоветуем ей потребовать от короля титул и богатство. А после этого ее руками уберем королеву. Ту самую королеву, которая не желает иметь дела с нами. А может даже и короля, если получится. В любом случае король Ферелдена податлив, и весьма подвержен влиянию родственников. Через его сестру мы будем получать из Ферелдена все, что нам потребуется.

    Велизарий прошелся из угла в угол.

    - Ну что же, это все пока неплохо звучит. Только вот кто это будет делать, если в Денериме тебя... – и Великий маг, приблизившись, брезгливо ткнул пальцами в сторону Картахана, - ...видеть точно не захотят? И ты, наверное, в курсе, что после твоего провала Денеримская стража весьма подозрительно относится ко всем Тевинтерским магам?

    - Это сделаю не я, повелитель. И не мои помощники. А наше доверенное лицо из Ферелдена.

    Картахан чувствовал себя уже достаточно уверенно, чтобы прямо смотреть в лицо Велизарию.

    - И кто будет этим самым доверенным лицом?

    - Я недавно познакомился с одним очень ловким молодым человеком из тех мест. Он в Тевинтере, если можно так сказать, проездом. Этот тип прекрасно всаживает кинжалы в спину врагов. Знаток ядов. Умен, отважен, хитер и беспринципен. Ловкач и проныра, каких еще надо поискать.

    - Интересно, действительно ли он так ловок, как ты его расписываешь... - Великий Маг оперся руками о стол. - И где тебе удалось его найти?

    - Но самое главное его достоинство, - не обратив внимания на вопрос, продолжил Картахан, - так это то, что королева Элайн лично убила его родного отца. И сын этим фактом, скажем так, очень недоволен.

    Великий Маг захохотал.

    - Так он ее кровник? Кровник королевы и Маги Крови Тевинтера... Великолепно! Ты пока остаешься в живых, Картахан. Так уж и быть, я дам тебе последнюю возможность оправдаться. Очень надеюсь, что в этот раз ты меня не подведешь.

    - Да, повелитель! - Картахан поклонился.

    - Так действуй не мешкая!


    Прах Судьбы - Часть Вторая


    * * *


    Голданну мутило. Новое красивое свежекупленное платье уже было залито на груди вином, волосы растрепались, и куда-то подевался новый парчовый ридикюль. Одно утешение, что две девочки и три мальчика были досыта накормлены и давно спали в задней комнате.

    Голданна тоже была бы рада поспать, но голова буквально раскалывалась от крепкого вина, которого она сегодня явно выпила больше, чем нужно. Да и желудок изо всех сил сопротивлялся двойной порции жаркого, стараясь отправить еду обратно назад.

    «М-м-ммм! Как же мне плохо... И зачем я столько выпила?» - эта банальность, повторяемая всеми жертвами больших бутылок, облегчения почему-то не принесла. Голданна потерла виски и уткнулась лицом в сложенные руки. «Пойти, намочить, что ли, лоб мокрой тряпкой? О-ууу, как голова болит-то... Не, завтра во дворец не пойду. Послезавтра, никуда Алистер не денется», - последние слова она, скорее всего, пробормотала вслух, потому что совершенно неожиданно ей ответил человеческий голос:

    - И не вздумай. Во дворец надо идти сегодня утром.

    - Кто это? Что это? - Голданна подняла голову и сощурилась.

    Комнату освещала одна свечка, стоящая на столе, и углы домика тонули в темноте. Тем более свет от пламени бил прямо в ее глаза.

    - Наконец-то очухалась, пьянь... - раздраженный голос произнес эти обидные слова весьма отчетливо, - Так вот, тянуть с заходом к Алистеру – это значит очень рисковать своим будущим положением.

    - Да кто же это?! Что вы... ты тут делаешь? Я стражу позову! - Голданна, наконец, нашла силы подняться. После того, как глаза перестало резать от света свечи, она смогла различить рослого человека, прислонившегося к косяку.

    - Ха! Так зови! Пока стража придет к пьяной прачке, меня тут уже не будет. А ты просто опозоришься. Тоже мне, эрлесса стираных штанов...

    - Ты!!!... - от возмущения Голданна аж захлебнулась. - Ты кто вообще такой? Что тебе нужно?

    Молодой мужчина приблизился. Он было достаточно просто одет, высок и неплохо сложен. На подбородке пробивалась маленькая бородка, а глаза буравчиками сверлили Голданну.

    - Мне нужно, чтобы ты оказалась при королевском дворе.

    - Да кто ты вообще такой, чтобы так обо мне беспокоиться?

    - У меня свои интересы во дворце. Но я туда еще долго не попаду, так что приходится выбирать из того, что есть. Правда, выбор так себе, но что поделать...

    - Ты ответишь, наконец, кто ты такой?

    - Называй меня Плюшевый Мишка. Или Остроухий Зайчик. Устроит? Я могу придумать тысячу других имен, если эти не подойдут.

    - Зайчик? - Голданна нахмурилась. - Ты совсем не похож на зайчика. И вообще я ничего не понимаю. Приперся незваный, непрошеный, болтаешь какую-то ерунду про мишек и зайчиков... Иди отсюда, у меня голова болит.

    Ну, если Зайчик тебя не устраивает, называй меня Булавкой. - Мужчина вытащил из кармана бутылочку с жидкостью и поставил на стол. - Это эликсир бодрости. Выпей, мне нужно, чтобы ты меня внимательно слушала.

    Голданна взяла пузырек со слегка голубоватой жидкостью в руки.

    - Эликси-и-ир? А может, ты меня отравить хочешь?

    Мужчина беззвучно зашелся от смеха, запрокинув голову.

    - Ага, отравить! Я мог тебя запросто шлепнуть десятью другими способами вот уже полчаса как! Ты это понимаешь?

    У Голданны опять заломило в висках, и она решилась. Откупорив пробочку, она глотнула прямо из пузырька. Эликсир был практически безвкусен - совсем как вода, но подействовал очень быстро. Боль и тошноту буквально рукой сняло, и ее голова стала ясной и чистой.

    - Интересные у тебя напитки... - она повертела пузырек в пальцах.

    - Забери себе, – махнул рукой незнакомец. - У меня таких еще много. А теперь слушай внимательно. Мне нужно, чтобы ты стала жить при дворце. Это и тебе нужно, не так ли?

    Голданна его перебила.

    - Я хочу быть эрлессой и владеть эрлингом. Я хочу свой дворец!

    - В любом случае сначала тебе придется пожить при Денеримском дворе. А если ты не будешь меня слушать, то эрлинга тебе не видать.

    Наконец-то Голданну осенило.

    - Послушай, а откуда ты про меня все знаешь? Что я буду жить во дворце? Про эрлессу? А? Ты кто такой?

    Мужчина поморщился.

    - Я разговариваю с тобой десять минут, а ты мне уже так надоела... «Кто-такой-кто-такой...» Ладно, в конце концов, придется тебе кое-что объяснить. Я, так сказать, мститель. Мой отец погиб от руки этой королевы Элайн, - при этих словах Остроухий Зайчик плюнул. - Всех моих родственников лишили прав и имущества. Ты же понимаешь, каково это, жить в нищете? Особенно если до этого ты был потомственным эрлом. Так что для своих целей я был вынужден разузнать о королевском дворе много чего. Денег у меня на это хватило.

    - А мне дела нет до твоих врагов, проблем и родственников. Сам с ними все и решай, а я за тебя впрягаться не собираюсь. Тем более, если у тебя денег хватает.

    Мужчина тяжелым взглядом внимательно посмотрел на Голданну.

    - А мне плевать, собираешься ты или не собираешься. Тебе придется это делать. Или ты думаешь, что кроме Алистера во дворце никто не живет? - он подался вперед. - Да ты что, дура набитая, никак всерьез вообразила, что король всегда будет тебе в рот смотреть?

    - Сам дурак. Я его сестра, и он мне обещал.

    - Точно обещал? А я вот имею информацию от тех, кто слышал вашу беседу, что он ничего тебе не обещал, кроме как «подумать».

    Голданна растерялась. Действительно, выданные ей деньги были реальностью. А вот на ее требования об «эрлессе Голданне» Алистер ответил очень уклончиво - «Я посоветуюсь с герольдмейстером». Но блеск выданного золота сделал чудеса, и Голданна почему-то решила, что ее дворянство – вопрос решенный и окончательный.

    - Настоящий король в Ферелдене – королева, как это ни странно звучит. И ее влияние на Алистера намного сильнее, чем ты можешь себе представить.

    - Эта та рыжая девка, которая тогда пришла с Алистером хвастаться своими дорогущими доспехами? Она редкостная хамка и сразу видно - обычная шалава на содержании.

    - Это ты так о своей королеве? Да вы обе, как я смотрю, стоите друг друга! - незнакомец снова беззвучно засмеялся. - О, это даже к лучшему.

    Отсмеявшись, он подошел к столу и уселся на старую, растрескавшуюся табуретку.

    - Она твой враг, Голданна. Я ведь знаю не только о твоих разговорах с Алистером. За маленькие золотые кружочки мне сообщили и о разговорах этой, как ты там ее называла - рыжей содержанки, да?

    - И что? - Голданна наклонилась вперед.

    - Видишь ли, Алистер уже извинялся перед ней за свою «беседу с Голданной». И королева очень недовольна твоим существованием. Уверяю тебя, у нее хватит злобы и влияния, чтобы не дать тебе ни титула, ни денег, ни положения. Не забывай ни на минуту, что король любит ее без памяти. А ты как стирала белье, так и будешь стирать.

    - Но я его сестра.., - промямлила Голданна и почему-то пожала плечами.

    - Клянусь исподним Андрасте, ты нарожала пять детей, а в мужчинах разбираться так и не научилась! В постели умная женщина может из влюбленного мужика веревки вить. Практически по всем вопросам. И тебе там с ней не соперничать!

    Незнакомец вскочил, с грохотом опрокинув табуретку.

    - Не разбуди детей, идиот! – шикнула на него Голданна.

    - А ты не прощелкай свое будущее, дура! - он стремительно обернулся к ней. - Я тебе прямо скажу – пока Элайн рядом с Алистером – не видать тебе ни титула, ни земель! Уж если ей сошло с рук убийство моего отца и разорение целого рода – то уж с тобой она тем более не затруднится.

    - А может, я с ней договорюсь... - уже совсем расстроенным голосом сказала Голданна.

    - Сама-то хоть веришь в то, что сказала? - он изогнул правую бровь. И не дав ей ничего сказать, продолжил: – Если веришь, то ты просто безмозглая кукла!

    - Перестань со мной разговаривать в таком тоне! Ты меня постоянно оскорбляешь! - Голданна разозлилась не на шутку, - Взялся на мою голову еще один козел-спаситель с серьезной мордой лица! Как вы, мужики, мне все надоели! Все лезете, лезете... Одни в карман, вторые в душу, а третьи, без затей, норовят сразу под юбку забраться.

    - Ну, я тогда пошел, - незнакомец открыл дверь на темную улицу. - Сколько у тебя стоит стирка? Три монеты? Так я еще подойду через месяцок-другой, может быть принесу тебе белья постирать. Бывай.

    Он не успел сделать и шага, как Голданна бросилась за ним.

    - Стой! И что же ты мне предлагаешь?

    - Слава всем демонам, наконец-то, – незнакомец шумно выдохнул. - Давай присядем и я все объясню, что тебе надо будет сделать.


    Глава 7


    Алистер вот уже целый час сидел за столом в своем кабинете, и развертывал один свиток за другим, иногда почесывая кончик носа. Прочитанные бумаги он отдавал в руки вице-канцлера, стоявшего рядом. Заходящее солнце отбрасывало кровавые отблески на развешанное на стенах оружие.

    - Послушайте, дорогой мой, давайте сделаем так - в следующий раз вопросы снабжения продовольствием Денерима будет решать сам эрл Денерима. Я надеюсь, у него есть на плечах такое любопытное украшение как голова?

    - Да, Ваше Величество.

    - Так и передайте ему, чтобы он иногда думал этой штукой, а не только посылал мне письма.

    Дверь открылась и в кабинет вошла Элайн. В этот раз платье уже было бежевое, а на шее появилось новое ожерелье. Все-таки женщина остается женщиной даже после того, как она научится сшибать головы двуручным мечом и носить драконьи доспехи.

    Алистер просиял, а вице-канцлер поклонился.

    - А, душа моя! Хорошо, что ты зашла. Представляешь, вот она, оказывается, – судьба короля. Копаться в бумажках. Может, мы лучше еще раз убьем парочку Архидемонов?

    Элайн мило улыбнулась и, посмотрев на вице-канцлера, сказала:

    - Нам необходимо кое-что обсудить с Его Величеством. Надеюсь, Вы не против?

    Еще бы вице-канцлер был против. Поклонившись, он с достоинством вышел. Алистер неожиданно проявил недюжинную прыть, подбежав к двери и плотно ее прикрыв.

    Элайн удивленно посмотрела на него.

    - Ты чего-то опасаешься, Алистер? Нас подслушивают?

    - Нет, милая моя, нас подглядывают. - И без паузы он схватил королеву и сжал в объятиях, покрывая ее лицо поцелуями. - Я соскучился, Элайн, как же я соскучился...

    Она собственно пришла по другому делу, но ласки любимого человека равнодушными ее не оставили. Через пять минут они, наконец, отдышались от поцелуев, и Элайн присела на стол.

    - Алистер, ты меня не видел всего десять часов, а уже так соскучился. Что же ты будешь делать, когда я поеду командором в Амарантайн?

    - Умру с горя, - твердо ответил Алистер. - А потом выкопаюсь, чтобы посмотреть на тебя еще раз.

    - Дурачок! - и королева потрепала Алистера за ухо. - Только попробуй умереть, я на тебя очень обижусь. Даже выкапывание не поможет.

    - А ты уже решила, когда поедешь в Амарантайн, душа моя?

    - Еще нет. Я знаю, что бесконечно откладывать это событие невозможно, но мне так не хочется тебя покидать, - она вздохнула. - Я тебе попозже скажу, когда я туда поеду. А сейчас я хочу спросить тебя вот о чем. Я, конечно, понимаю, что ты не хочешь меня лишний раз нервировать, но все-таки...

    - Что "все-таки"?

    - Все-таки я о Голданне. То, что теперь она живет во дворце со своими - и Элайн чуть-чуть запнулась — детьми, это я понимаю. Но я не совсем понимаю, почему мне приходится узнавать об этом не от любимого мужа, а от сенешаля.

    - Ну-у-у... Как-то у меня не было времени... И ты тоже кажется, была занята. Но теперь я готов тебе все сказать! - с наигранной бодростью ответил Алистер. Но скрыть печаль в своих глазах от Элайн ему не удалось.

    - Я вижу, что ты расстроен, Алистер. И сдается мне, расстроила тебя именно она, - Элайн помолчала. - Скажи мне, Голданна действительно нужна тебе именно во дворце? Может быть, купить ей дом и назначить пенсию?

    Алистер отвернулся и только махнул рукой. Голданна опять высказала ему, что он, мол, плохой брат, если сестра короля до сих пор не имеет никакого титула. Причем по рассказу сенешаля, приняла выделенные покои, одежду и все остальное с поджатыми губами и не сказала даже ни к чему не обязывающее «спасибо». Неблагодарность – вещь достаточно стандартная, но все равно неприятная. Особенно если ты ее получаешь от тех, кого считаешь родными людьми.

    Элайн рукой осторожно коснулась щеки Алистера. Она тоже не поленилась порасспросить сенешаля и горничных о новой обитательнице зеленых покоев. Причем горничные рассказали ей куда больше сенешаля. И то, что она от них услышала, ничуть не изменило ее мнения о Голданне.

    - Не печалься, любимый. Пусть это будет твоей самой большой неприятностью. Уж если мы смогли объединить Ферелден против Мора, то помочь твоей сестре тоже как-нибудь сумеем.

    Алистер потерся щекой о ладонь Элайн и придвинулся ближе.

    - Элайн, вот что удивительно. Чем больше я помогаю своей единственной родной сестре, тем больше понимаю, что мой единственный родной человек - это ты.

    Вместо ответа Алистер получил поцелуй в щеку.

    - Теперь ты понимаешь, почему я так не хочу ехать одна в этот Амарантайн?

    Король ответил королеве точно таким же поцелуем и взял ее за руку.

    - Я только недавно ощутил, что настоятельница нашего монастыря была совершенно права, когда однажды сказала: «Счастье – это когда тебя понимают». Я счастлив рядом с тобой, Элайн.


    * * *


    Поленья негромко трещали, а пляшущие языки огня разбрасывали яркие, быстро гаснувшие искры. Зевран сидел, подперев рукой подбородок, и задумчиво смотрел на огонь. Что он там видел, какие образы в его памяти вызывало постоянно меняющееся пламя костра? Этого он никому не говорил.

    Элайн сидела рядом и осторожно, практически беззвучно водила оселком по лезвию Драконобоя, сводя на нет мельчайшие зазубрины. После боя с громилами Маржолайн, облаченными в крепчайшие доспехи из красной стали, меч всем своим видом требовал тщательного ухода.

    Алистер дрых в своей палатке, только иногда дергая ногой – наверное, Архидемон опять являлся к нему во сне, пугая душу Серого Стража метровыми клыками.

    Остальные тоже крепко спали, лишь одна Морриган все еще грела руки у своего отдельного костерка на краю лагеря.

    Элайн довела оселок до острия и остановилась.

    - Зевран, я видела, что ты регулярно смазываешь свои кинжалы какой-то жидкостью. Это тот самый знаменитый яд Антиванских Воронов?

    - Нет, конечно, - Зевран чуть-чуть усмехнулся. - Откуда? Он у меня кончился аккурат после того самого боя... Ну когда ты пощадила меня, помнишь?

    - Помню. А в чем же ты тогда мочишь свои ножички?

    - Да обычный экстракт корня смерти. Тоже помогает отправить надоедливых гарлоков туда, откуда они уже не будут ко мне лезть со своими гнусными рылами.

    - И много у тебя такого экстракта? Я хочу попробовать натереть им свой меч. В последней драке нам попались уж очень живучие бойцы. Ты его рассекаешь надвое, а половинки мало того, что не распадаются, так еще и руками машут.

    - Нет, его тоже не осталось.

    - Жаль. Может, знаешь, где можно купить эту настойку?

    - А зачем? Я сам ее и готовлю. Никаких трудностей. Была бы бутылочка, корень и растворитель.

    - Да ты я смотрю, прям ядознатец!

    - А то! - улыбнулся Зевран. Потом мечтательно вздохнул: - Найти бы «животный» яд, можно было бы и Антиванскую настойку забабахать. Дивная штучка, враги от нее столбом стоят. А потом дохнут мне на радость.

    - Мне кажется, я у тебя могу многому научиться. - Элайн очень заинтересовалась новыми возможностями. - Я сильно подозреваю, что некоторым тварям одного клинка, даже такого как мой Юсарис, – и она повертела блеснувшее красным отсветом лезвие, - будет мало. Хорошо бы его усилить. Как ты считаешь?

    Зевран придвинулся к ней поплотнее и завел свою руку назад.

    - Да, я тоже так думаю. Такая красавица как ты, у меня может действительно многому научиться... Наверное, в такой интимный процесс, как обучение ядознатству, мы никого другого посвящать не будем? И когда начнем? - последнюю фразу он произнес шепотом в ее ушко, а его рука как бы ненароком легла ей на талию.

    «А почему бы и нет?» - вдруг подумала Элайн. Эльф был недурен собой, весьма галантен и наверняка знал массу способов, как доставить женщине удовольствие. Алистер, честно говоря, ее интересовал намного больше, чем Зевран, но до сих пор их отношения складывались как-то очень сумбурно.

    Засушенная роза все еще тщательно хранилась в специальной шкатулке, но почему-то никакой инициативы после этого очень приятного подарка, Алистер больше не проявлял.

    С другой стороны, совсем не в традициях Элайн было заниматься любовью с тем, кто тебя хотел совсем недавно убить. После подлого убийства ее родителей покладистость и готовность принимать недостатки этого мира у нее сошли практически на нет.

    Она вспомнила слова эльфа о последнем бое. Именно тогда на дороге, когда Зевран лежал у ее ног, искушение резануть по его горлу поясным кинжалом-мизерикордом было уж очень велико. Настолько велико, что ей потребовалось колоссальное усилие воли, чтобы остановиться и все-таки выслушать распростертого Антиванского убийцу.

    Вероятно именно этот образ – лежащий на земле в луже крови эльф, который пять минут назад был готов зарезать ее - дочь Кусландов, в свою очередь убитых другим мерзавцем – и вызвал внезапный прилив непонятной душевной тошноты.

    Она слегка дернула плечами и правой рукой мягко отвела руку Зеврана от своего тела. Все-таки ссориться с ним в ее планы пока не входило.

    - Зевран. Мы будем изучать яды. Но для этого обнимать меня вовсе не обязательно. Мало того, этого вообще не нужно делать - ведь дружить можно без объятий и уединений.

    По лицу Зеврана нельзя было сказать, что он страшно расстроился. Вероятно, он надеялся в будущем наверстать свою первую неудачу.

    - Ну, хорошо, давай попробуем изучить сначала основы распознавания ядов. А потом перейдем к более сложным рецептам. Надеюсь, у тебя есть чистая бумага для записей?


    * * *


    Командир стражи вбежал в королевские покои без стука. Слава Андрасте, Элайн и Алистер были заняты совсем не тем, чем они обычно занимались в уединении – Алистер читал письмо Императрицы из Орлея, а Элайн просматривала медицинские книги, которые ей доставили из Круга Магов.

    Надежда стать матерью все еще теплилась в ее душе. Именно упорство и настойчивость в самых безвыходных ситуациях и сделали ее королевой Ферелдена. Но вчитаться в текст ей не дали.

    - Ваше Величество! Нападение порождений тьмы!

    - Что? - Алистер бросил письмо на стол. - Где?

    - Во дворце, Ваше Величество! Внизу! Они подожгли подвал и вторглись откуда-то снизу! Посмотрите! - и лейтенант протянул руку к окну.

    Снизу, во дворе, действительно появились клубы черного дыма, вырывающиеся из нижних окон хозяйственных помещений.

    - Вот это сюрприз! Во дворце!... К бою! - вскричал король и схватил со стены первый попавшийся меч.

    - Алистер! Ты собрался бежать туда без доспехов? - Элайн вцепилась ему в руку. Или у нас мало стражи, чтобы задержать тварей, пока мы не оденем хотя бы нагрудники? Для чего так бездумно рисковать?

    - Ты что, струсила? - Алистер еще крепче сжал меч в руке.

    - Нет, я подумала! Доспехи лежат в нашей спальне, и одеть их недолго. А вот воскрешать тебя от случайного удара в живот будет намного, намного дольше. Спорим, что я одену их быстрее тебя?

    - Спорим! На сто поцелуев!

    - Алистер, ты несносен даже в такой момент! - засмеялась королева. – Помнится, такой был стеснительный, теперь даже и не поверишь...

    В коридорах стоял топот, и стража неслась по лестницам дворца вниз.

    - К оружию! - раздавались крики. – К оружию!!

    Две фигуры в блестящих серебристо-золотых доспехах в шлемах с крыльями и со здоровенными мечами в руках неслись по дворцу вниз по лестницам и переходам, расталкивая стражников и испуганных слуг. На первых этажах в коридорах появился сначала едва заметный, а затем, при подходе к кухонным залам - все более густой и едкий черный дым, стелившийся по полу и клубившийся около потолка. Отчетливо воняло горелым мясом. Стражники, изготовив мечи, отворачивались и пытались прикрыть лицо щитами.

    Из кухни раздался громкий, отвратительный рев какого-то существа, прервавшийся оглушительным металлическим звоном.

    Элайн, сжав зубы, привела себя в боевой транс, который не давал никому сбить ее с ног во время боя, а Алистер издал свой знаменитый боевой клич, от которого у врагов темнело в глазах и закладывало уши. Этот самый вопль заставил выскочить из соседней комнаты в коридор нескольких слуг, среди которых Элайн увидела испуганную Голданну, бросившуюся вместе с остальными подальше от опасного места.

    Их Величества вбежали на кухню вместе со стражей. Из-за черного, резавшего глаза дыма, ничего не было видно, но в помещении практически никого, кроме них не было. Никаких порождений тьмы. Только в дальнем углу, около камина полыхало пламя, а рядом кто-то большой и белый ворочался на полу, поблескивая металлом на голове и издавая звериное рычание.

    Алистер осторожно приблизился к туше, взяв свой «Нестареющий» наизготовку.

    И через секунду они с Элайн смеялись, бросив мечи на пол. Нет, не смеялись – дико хохотали, пытаясь схватить себя латными перчатками за бронированный живот.

    На полу в уже начавших тлеть тряпках, опутавших его ноги, ворочался главный повар. Его голову скрывала плотно надетая кастрюля, из-под которой он издавал нечленораздельное рычание, сделавшее честь самому большому вожаку огров. Он все еще безуспешно пытался сдернуть ее с головы.

    Рядом, в луже догорающего масла, блестели рассыпанные ложки с вилками, а пламя огромного кухонного камина обгладывало обгоревшую дочерна тушу свиньи, упавшую с вертела прямо на угли.

    Вся кухня была разгромлена практически полностью – даже орава порождений тьмы не справилась бы с этим так, как это сделал внезапно ослепший и обжегшийся о вертел Теодор, запутавшийся в полотенцах для вытирания посуды.

    - Ха-ха-хаа... Стража, развяжите его и вынесите на свежий воздух! А-ааа! Нападение порождений тьмы... Ой, не могу, держите меня! - Алистер просто ржал, сбросив шлем и яростно моргая. Глаза щипал не только дым от горелого мяса, но и безудержный смех.

    - О-аа... К бою! оружию... - Элайн тоже сняла шлем и перчатки, чтобы вытирать глаза. Их резало неимоверно, и не только гарь была тому причиной. - Эй, там, пусть его обязательно осмотрит целите-ееель... Аха-ха-хааа!! И не забудьте кастрюлю снять!

    Четверо стражников, сгибаясь то ли от смеха, то ли от тяжести, с трудом вынесли несчастного Теодора из кухни.

    За ними, покачиваясь от смеха, вышли Элайн с Алистером.

    Успокоившись и переодевшись, Их Величества приняли сенешаля дворца с докладом.

    - Я так понимаю, что свиной отбивной у нас сегодня не будет? - Алистер все еще до ушей улыбался, - Порождения тьмы все съели?

    - Ужин обязательно состоится, Ваше Величество. Подадут что-нибудь другое. Главный повар уже пришел в себя и обещает, что Ваши Величества голодными не останутся.

    - Самое главное, чтобы этот ужин не варили в той самой кастрюле. - с серьезной миной распорядился король. - А то опять придется порождений тьмы убивать.

    Элайн прыснула в кулак.

    - Кстати, как эта кастрюлька так ловко наделась ему на голову? - спросила она.

    - Он толкнул полку, кастрюля сверху и упала. Бедный Теодор от неожиданности оступился и ударился кастр... головой об стену, - сенешаль вздохнул. - И она так плотно наделась, что пришлось полбутылки масла потратить, чтобы ее снять. Повар так ругался, так ругался... Целительница Мойра была просто шокирована. Слава Андрасте, сам Теодор цел и здоров. Кухню тоже привели в порядок.

    - Ну и замечательно, что Теодор не пострадал. Я рада, что с ним не случилось ничего страшного, - И практически без паузы королева продолжила, — вечером подойдите ко мне, у меня есть вопросы о новом постельном белье. Моя горничная почему-то не никак с ним не может справиться.

    Сенешаль обиженно насупился.

    - Ваше Величество, я немедленно заменю горничную, если эта оказалась безрукой неумехой.

    - Никого не надо пока заменять. – Элайн сделала легкое движение ладонью. – Просто подойдите часов в восемь вечера, я сама Вам все покажу. Вы поняли?

    - Да, Ваше Величество, но...

    - Никаких но. И не вздумайте ей что-нибудь говорить.

    - Ваше Величество, я...

    - Ользен! - зеленые глаза Элайн сердито сощурились. - Разве Вы меня не расслышали? Идите.

    Алистер подошел к столу дочитывать письмо и рассеянно спросил:

    - Что там случилось с постельным бельем?

    - Не бери в голову - я хочу, чтобы сенешаль сам все увидел и научил горничных правильно убираться. Ерунда. Алистер, ты мне лучше расскажи, что там пишет Императрица о тех Стражах, которых она посылает в Башню Бдения?


    * * *


    Сенешаль явился точно в восемь часов вечера в спальню Их Величеств.

    Королева уже ждала его, сидя на огромной кровати, тщательно заправленной шелковым покрывалом.

    - Ваше Величество, я осмелюсь все-таки представить вам новую горничную, если Ваша...

    - Дорогой Ользен, никого не надо ни заменять, ни представлять. Моя Тина прекрасно справляется. Дело вообще не в белье. Мне необходимо было переговорить с вами без Его Величества. Мало того, я вас очень прошу, – слово «очень» было сказано таким тоном, что слово «прошу» прозвучало как «приказываю», - никому ничего не говорить о нашем разговоре. И если я говорю никому – это означает именно никому, а не что-то другое.

    Удивленный сенешаль, ничего не сказав, только кивнул.

    - Когда я вчера спускалась к нашему Теодору в кухню, - королева улыбнулась этому воспоминанию, – я увидела там Голданну. Вы не могли бы мне сказать, что она там вообще делает? Насколько я знаю, еду доставляют прямо в ее комнаты и ей самой готовить ничего не нужно.

    - Мгм... - помялся сенешаль. - Она довольно часто стала там бывать. Кухарка даже пожаловалась мне, что госпожа Голданна слишком уж «сует нос». - Ользен опять помялся. - Но ведь сестра Его Величества не ограничена в передвижениях по дворцу... И я не могу ей запретить появляться на кухне.

    - А Голданна как-то сама объясняет свое внимание к поварскому искусству?

    - Нет, Ваше Величество, никак не объясняет. Она со мной практически не разговаривает. Тем более с кухаркой.

    - Любопытные интересы у госпожи Голданны, не находите? Как я понимаю, в библиотеке ее ни разу не видели?

    - Нет, Ваше Величество, ни разу.

    - О тренировочном зале, я думаю, и спрашивать не стоит.

    Сенешаль пожал плечами.

    - Может быть, ее кто-то привлекает из прислуги? Ну, Вы понимаете... - Элайн подмигнула сенешалю. - Помощник повара, или еще кто?

    - Нет, нет, что Вы! - Ользен тонко улыбнулся, - Я бы знал – интрижку среди прислуги не скроешь.

    - Ользен, попросите кухарок тщательно присматривать за ней. Мне не нравится внезапный интерес к хозяйству дворца тех, кому я не доверяю. Но так как Голданна все-таки единственная сестра моего любимого мужа, я прошу Вас все устроить как можно деликатнее.

    - Разумеется, Ваше Величество, разумеется.

    - Спасибо Вам, милейший Ользен. И я не буду Вас больше задерживать.

    - У Вашего Величества действительно нет проблем с постельным бельем?

    - Действительно, действительно! - Элайн засмеялась. - Поверьте мне, Тина прекрасная горничная и я запрещаю Вам ее менять!


    Глава 8


    Черное облако, закрывшее небо, сгустилось в одну огромную тучу и начало стремительно падать к земле. Прямо перед тем, как коснуться зыбкой почвы, оно распахнуло огромные крылья и преобразилось в чудовищного черно-фиолетового дракона с метровыми клыками в огромной пасти, из которой потекли синие дымчатые струи. Дракон поднял голову и исторг дикий рев.

    Элайн потянулась к спине за верным Юсарисом.

    «Опять Архидемон! - отрешенно подумала она. - Ну ладно, мы сейчас посмотрим, кто кого!»

    Неожиданно дракон наклонил голову и внимательно посмотрел на Элайн своим пронзительно черным глазом.

    - Неужели ты хочешь меня убить? - вместо хриплого рева из его пасти внезапно донесся тонкий женский голос, - Почему ты все время хочешь всех убивать? И чем же ты тогда лучше меня, темного бога, который всего лишь хочет дать жизнь своим детям?!

    - Хватит трепаться, тварь! - вскричала Элайн. - Тебе не удастся меня заболтать. Я тебя сейчас убью!

    - Ты убьешь меня? - Элайн узнала этот голосок. Это был точь-в-точь голос Голданны. А тем временем дракон жалобно продолжил: - А как же мои дети? У меня много, много детей... Неужели тебе не жалко моих несчастных деток, идущих за мной и ждущих от меня помощи? - и дракон взмахнул своими огромными крыльями.

    - Нет, мне не жалко твоих ублюдков, гаденыш! И не пытайся меня разжалобить. Твои отродья умеют только уничтожать и разрушать. Поэтому я буду бороться с тобой и твоими порождениями до конца. Умри! - в ее руке пронзительно засверкал меч.

    Дракон захныкал и его голос стал еще жалостнее.

    - Мои бедные детки... Они пришли в этот мир, но ты мешаешь им жить. Ты просто чокнутая на своих болезнях злобная дура, - дракон один в один повторял Анору. - Ты из-за своей ненависти сама осталась без наследников, а теперь хочешь оставить моих детей сиротами. Кто же будет их кормить? Кто их будет одевать?

    Архидемон опять поднял голову к небу и теперь уже зарычал по-настоящему:

    - Я вдохнул в них жизнь, а ты ее отнимаешь! - струи ядовитого духа водопадом потекли из его пасти, - И я не дам тебе сделать моих детей несчастными! Я накормлю их! Я буду их защищать!! - и пронзительный вой сотряс воздух.

    Голова дракона нырнула к земле и сразу же взметнулась вверх, зажав между огромными зубами тело Алистера. Архидемон яростно замотал головой, видимо, стремясь разорвать ее любимого мужа на части. Думать и отвечать было некогда - Элайн сорвалась с места, подняв меч для удара.

    Она не успела сделать и шага, как под ее ногами разверзлась пропасть, и ее тело беззвучно полетело вниз, в огромную черную расщелину, на дне которой извивался алой лентой кровавый поток...

    Элайн стремительно села в кровати и глубоко вздохнула.

    Серое утро уже пробивалось сквозь окно их спальни. Правда, солнце все еще не зажгло яркие краски в оконных витражах — и это означало, что она проснулась совсем рано.

    Алистер спал рядом, повернувшись на бок и положив руку под голову. Он был совершенно спокоен.

    «Как хорошо, что он жив и здоров... - и она осторожно погладила его по щеке. – Ну, надо же, какие мне стали сниться Архидемоны... - Элайн потерла глаза и потянулась. – Проклятье, к чему все эти разговоры про несчастных детей... Только таких снов мне еще и не хватало».

    В комнате было душно. Уходящее лето все еще продолжало наполнять комнаты дворца жарой и пылью.

    Подойдя к окну совершенно обнаженной, Элайн взялась за створки окна и распахнула их, вдохнув пока еще прохладный утренний воздух.

    «Вот и начался новый день», - подумала королева и сделала еще один глубокий вдох.


    * * *


    Алистер стоял около стола, сжав голову руками. Именно в такой позе его застала Элайн, когда пришла узнать у него, почему он не стал с ней обедать.

    Его посеревшее лицо выражало такую муку, что королева по-настоящему испугалась, не заболел ли ее муж. Она подбежала к нему:

    - Алистер? Что с тобой? Алистер!

    - Элайн... Это ты... - на нем буквально не было лица.

    - Что случилось?!

    - Ничего... - промычал король, прислоняясь к столу, - Просто я чувствую себя полным идиотом. Ну, какой же я дурак... Клянусь исподним Андрасте, какой же я дурак...

    - Что же случилось, Алистер? Зачем ты обзываешь дураком моего любимого мужа?

    Алистер попытался выжать из себя натужную улыбку, а в его глазах искрами блеснули слезы.

    - О, Элайн. Я знал, что ты... ты меня любишь.

    - Если я не узнаю, из-за чего на тебе лица нет, я... Алистер, так что же произошло?

    - Голданна... - после минутной паузы опять выжал из себя Алистер.

    - И что Голданна? - нетерпеливо спросила королева.

    - Она хочет стать эрлессой... Она плакала, что я плохой брат... Вспоминала нашу мать. Говорила, мне, что я отвратительный дядя для племянников... Мне так больно это слышать, Элайн. - Алистер с невыразимой грустью посмотрел на королеву.

    - Это все ерунда, милый. Достаточно ей сказать, что просто так, за пустое место, эрлессами не делают. Да и насколько я знаю, свободных эрлингов в королевстве нет. Так что твои родственные чувства отдельно, а эрлы – отдельно. Ты и так сделал для нее все возможное. И учитывая ее отношение к тебе – и невозможное.

    - Амарантайн... - прошептал Алистер, - Он свободен.

    - Не для Голданны, - отрезала королева. - Это владение Серых Стражей.

    Алистер отвернулся.

    - Элайн, я... я пообещал ей... Я не вынес ее упреков о предательстве матери... А теперь понимаю, что поступил как размазня...

    - Что ты ей пообещал? - Элайн похолодела. - Амарантайн??

    - Нет. Просто пообещал сделать ее эрлессой. Я не могу спокойно слушать про мою скончавшуюся мать! Голданна опять обвинила меня в ее смерти...


    «Я ее убью. Просто убью. Одной злобной крысой больше, одной меньше... И пусть это будет на моих руках... Тварь. Я убивала за намного меньшие оскорбления, а тут эта сука безнаказанно мучает Алистера. Моего Алистера. Единственного родного человека...

    Чрезвычайно заманчивая картина обезглавленного тела Голданны, падающего на колени, расплескивая густую кровь из обрубка шеи, уже возникла перед глазами Элайн.

    Вот оно что... Та самая кровавая река из моих снов... Я не хочу туда падать, нет, не хочу!...»


    - Но она же все-таки моя сестра... Что же мне делать, Элайн?

    - Все будет хорошо, Алистер. Выпей воды и немного посиди. Все образуется.

    - Что образуется?... Как я посмотрю в глаза эрлов? Эамона? - король опять сжал руками голову.

    - Нормально посмотришь, обещаю.

    Алистер обессилено плюхнулся в кресло.


    Прах Судьбы - Часть Вторая


    - Что ты задумала, Элайн? Отнять у кого-то эрлинг?

    - Все останется в целости, Алистер.

    Король внезапно нахмурился и посмотрел на Элайн исподлобья:

    - Я не прощу тебе ее смерти!

    Королева улыбнулась и посмотрела в глаза Его Величества:

    - Тебе не потребуется меня прощать. Веришь?

    Алистер зачарованно уставился в изумрудные глаза своей жены и спокойно ответил:

    - Верю.


    * * *


    Элайн зашла в комнаты Голданны, плотно прикрыв дверь. Зеленые покои, выделенные сестре Его Величества, были самыми лучшими гостевыми комнатами в королевском дворце. Ковры, полированный дуб, занавеси зеленого шелка и мягкая мебель присутствовали в избытке. На вкус королевы, даже чересчур в избытке.

    Самой Голданны не было видно. Элайн подошла к столу, чья блестящая поверхность уже была заляпана какими-то мутными пятнами. Проведя пальцем по пятну, королева хмыкнула – видимо уборка в комнатах почему-то делалась нечасто.

    Впрочем, если учесть напряженные отношения Голданны со слугами – понятно почему.

    - Кто здесь? - Голданна вошла в зал из другой комнаты. - О, Ваше Величество! – и она чуть-чуть, буквально, для приличия кивнула головой. На ее лице играла вполне отчетливая змеиная ухмылка. - Чем обязана столь неожиданному визиту Вашего Величества?

    Элайн молча разглядывала сестру Алистера.

    Прах Судьбы - Часть Вторая


    «Да какая это к демонам сестра Алистера? Она на него совершенно не похожа. Ни лицом, ни характером, ни голосом... Одно название», - наконец у нее в голове сложилось то, что она никак не могла долго выразить.

    - Да вот, зашла посмотреть, в каких убогих условиях вы тут живете. - Элайн тоже начала улыбаться. - Может быть, можно будет что-то сделать для сестры Его Величества...

    Голданна восприняла ее слова совершенно всерьез.

    - Да, Вы правы, я и мои дети достойны намного лучших условий. Мы уже обсуждали с моим августейшим братом этот вопрос.

    «Августейшим братом. Мдааа... Подумать только, откуда у бывших прачек берется столько спеси! Прямо из ушей течет!»

    - Кстати, а где ваши дети, почтеннейшая? - Элайн улыбнулась еще шире.

    - У матушки-настоятельницы. Она занимается с ними чтением и письмом. Я думаю, что это им обязательно понадобится. Негоже будущим эрлам быть неграмотными.

    «О, Создатель! Эрлам!...»

    - Это замечательно. Просто великолепно! - Улыбка Элайн расширилась до предела.

    - Вы тоже этому рады? - Голданна была немного удивлена такому радушному одобрению.

    - Чему «этому»? - притворно удивилась королева.

    - Ну, тому, что мои дети будут эрлами?

    - Нет, я рада вовсе не этому.

    - Да-а??... А чему же?

    Улыбка Элайн стала такой широкой, что превратилась в волчий оскал.

    - Я рада тому, что ваши дети не увидят, как воспитывают их мать.

    Голданна моментально перестала улыбаться.

    - Что значит – «воспитывают», Ваше Величество?

    - О, ты опять вспомнила про «Ваше Величество»? У тебя, я смотрю, очень избирательная память. Это весьма удобно, – с легкостью перейдя на «ты», королева приблизилась к Голданне. - А вот я, увы, помню все.

    - Что «все»? - Голданна начала пятится в другую комнату.

    - Да все. Особенно хорошо помню, как ты встретила брата с его «содержанкой». Еще помню, как ты потом донимала моего мужа постоянными незаслуженными требованиями и претензиями. И я вижу, как ты относишься к Алистеру - ты, обычная неблагодарная прачка! - Элайн специально злила Голданну. Ей очень хотелось посмотреть на настоящую личину так называемой сестры Его Величества.

    - Я в своем праве! Я его родная сестра! Я имею право на все, что завоевал мой брат!! - Голданна сильно повысила голос.

    Видимо, своей цели королева все-таки достигла.

    Элайн обернулась к стене, на которой по ферелденской моде были развешаны щиты с перекрещенными мечами или топорами. Сорвав одной рукой ближайший щит, другой рукой она сняла с крюка здоровенную стальную секиру – боевой топор.

    Голданна смотрела на нее широко раскрытыми глазами – ей уже успели рассказать, какими навыками владела Ее Величество королева Элайн, своими руками убившая Архидемона.

    Но королева всего лишь играючи бросила секиру к ногам Голданны - и лезвие громко звякнуло о камни пола.

    - Подними, - спокойно и без всяких улыбок, сказала Элайн.

    - Зачем?

    - А я говорю тебе - подними.

    Зеленые глаза королевы стали наливаться ядовитым огнем.

    - Не буду. Я не хочу... Вы меня пугаете!

    - Если ты не поднимешь этот вшивый топор, то его подниму я. И ты потом испугаешься еще сильнее. Хочешь?

    Уже достаточно напуганная Голданна наклонилась и попыталась поднять секиру одной рукой. Это сразу не получилось – у топора даже ручка была сделана из тяжелой литой стали. Ухватившись двумя руками, Голданна все-таки смогла с третьей попытки приподнять боевую железку от пола.

    - О, ты делаешь успехи. Теперь попробуй взмахнуть этой штукой, - Элайн скрестила руки на груди, - Если сможешь, то я подарю тебе сто золотых... Нет, даже целую тысячу золотых.

    Голданна попыталась вытянуть секиру повыше в воздух, но у нее ничего не вышло. Она попробовала еще раз – и все равно тяжесть стального лезвия неудержимо тянула ее нетренированные руки вниз.

    - Дай сюда, - Элайн одним движением выхватила топор из рук Голданны.

    Крутанув его над головой, она перебросила секиру из правой руки в левую руку и обратно, а потом опустила ее к земле, поигрывая ей как тростью.

    - Твой брат завоевал трон своими руками, которыми он уничтожал Мор. Ты не поверишь, но я добилась своего положения тоже не одними разговорами.

    И легким движением руки Элайн кинула боевой топор в угол.

    - Голданна, а может быть, ты убивала порождений тьмы магией? - Элайн сощурилась.- Помнится, у меня была... подруга. Так она одна могла заморозить даже высшего дракона. Ты сможешь заморозить хотя бы жука?

    - Неет...

    - И после этого имеешь наглость требовать дворянства?

    - Может я никого не убивала... - Голданна явно воспрянула духом. - Зато я могу быть матерью своим детям, - и она по привычке не удержалась - Я не бесплодная рыжая пустышка, как некоторые.

    Последнюю фразу Голданна сказала совершенно зря. Видимо до нее никогда не доходила мудрость, родившаяся еще в те далекие времена, когда никто даже не слышал про Черный Город:


    Посеешь случай - пожнешь привычку.

    Посеешь привычку - пожнешь характер.

    Посеешь характер - пожнешь судьбу.


    И Голданне пришлось полной мерой собирать урожай со своего характера.

    Элайн лениво, как кошка лапой - даже не ладонью, а пальцами - влепила Голданне пощечину.

    От нежной руки королевы, которая рассекала мечом стальные доспехи, а кулаком ломала медвежьи черепа, голова Голданны мотнулась так, что она сама чуть не упала на пол, а в глазах пошли круги.

    - Следи за своими словами, девка, - откуда-то издалека, сквозь шум в ушах, ей послышался насмешливый голос. - В следующий раз, чтобы не мараться, эта рука будет в боевой перчатке. Так что зубы будешь собирать по всему Ферелдену.

    - Вы не... смеете.., - пролепетала Голданна. - Я сестра короля.

    - А мне плевать, чья ты там сестра и сестра ли вообще, - Элайн схватила Голданну за подбородок, - Слушай меня внимательно. Ты завтра идешь к Алистеру и берешь назад свои претензии о дворянстве. Можешь не извиняться, я разрешаю. Послезавтра соберешь вещи и поедешь жить отсюда куда хочешь – деньги на новый дом и пожизненную пенсию получишь у канцлера.

    Урожай выходил совсем не таким, каким его ожидала Голданна.

    - Но... - Голданна попыталась возразить.

    - Заткнись, - ледяным тоном прервала ее Элайн. - И если ты опять будешь расстраивать моего любимого мужа, я перейду к другим способам убеждения.

    - Я...

    - Ты будешь делать, что тебе сказано. Я два раза повторять не буду – не привыкла. У меня, видишь ли, другие привычки, – сказала Элайн и железными пальчиками повернула лицо Голданны в тот угол, где на полу валялся боевой топор.

    - Видишь? - Элайн отпустила ее подбородок.

    Голданна молчала, с бессильной ненавистью и со слезами в глазах, глядя на королеву. Та удовлетворенно кивнула.

    - Я вижу, что ты все поняла... Меня можешь ненавидеть и нервировать, сколько влезет. Но трогать Алистера я тебе запрещаю.


    Глава 9


    Элайн вернулась из тренировочного зала, буквально вся взмыленная - целых два часа она отрабатывала утяжеленным двуручным мечом новый прием «шквал смерти» - и пот заливал ее с головы до ног.

    «Надо сказать, чтобы наполнили бассейн водой, - подумала она, скидывая доспехи, - О, Создатель, как же хочется пить...»

    Вода в хрустальном графине была теплой и очень противной на вкус. Жажды она никак не утоляла.

    - Тина! - никто и не подумал отзываться, - Тина!

    Она сильно затрясла в серебряный колокольчик. После третьего раза, когда терпение королевы иссякло, Элайн вышла в коридор и подозвала ближайшего стражника.

    - Ты не видел мою горничную, Тину?

    - Говорят, что она себя очень плохо чувствует, Ваше Величество. Не может встать с кровати.

    - Вот как? Что же с ней случилось?

    - Не знаю, Ваше Величество.

    - Ладно, позови-ка мне дворецкого. Или сенешаля, если он недалеко.

    Ользен вошел в жарко натопленную кухню и огляделся. Обычная кухонная суета шла своим чередом и все были заняты чем-то своим. Кроме девушки, стоящей в углу и разглядывающей в окно птичек.

    - Так. Я смотрю, тебе делать нечего, - подошел он к ней. - Кто такая?

    - Вилена, помощница прачки Дайры, милорд, - И девица сделала книксен.

    - А почему ты бездельничаешь?

    - Мы все уже постирали, милорд.

    - Отлично. Сможешь донести наверх графин со стаканами?

    Вилена почему-то ответила не сразу. Опустив глаза, она промямлила:

    - Д-да... конечно, милорд.

    Сенешаль повернулся к старшей кухарке.

    - Выдайте ей с ледника освежающего напитка для королевы - он там стоит специально приготовленный... А ты, – Ользен указал пальцем на Вилену, – отнесешь этот напиток Ее Величеству. Проклятье, ни одной горничной нет, все как сквозь землю провалились... Знаешь куда нести?

    - Да, милорд.

    - Не задерживайся, – и он слегка подтолкнул ее к большому столу, на котором уже стоял поднос с запотевшим графином. - Куда подевался этот Реджинальд? Кто будет за него воду таскать?! Что сегодня вообще творится, демон всех вас побери?

    Старшая кухарка подошла к сенешалю.

    - Милорд, госпожа Голданна только что опять приходила на кухню и даже взяла из кладовой кусок сыра.

    Сенешаль, сильно занятый своими проблемами, рассеянно ответил:

    - Больше ничего?

    - Нет, милорд, но она пробыла в кладовой, ну той, рядом с ледником, минуты две-три. Я не могла ходить за ней по пятам, так что просто сообщаю вам о ней, как вы и просили.

    - Кусок большой был? - сенешаль явно торопился уйти.

    - Нет, маленький.

    - Ну, тогда ничего страшного.


    * * *


    Королева расслабленно сидела в кресле, ожидая, когда ей сообщат о том, что маленькая бассейн-ванна наполнена. Ей очень хотелось смыть с себя липкий пот и сменить вымокшую нижнюю рубашку на свежую. И очень хотелось пить.

    В комнату зашла служанка с подносом, на котором стоял пузатенький графин и три стакана – стандартный сервиз для утоления жажды.

    - Наконец-то! - обрадовалась Элайн. - Поставьте его вон туда, а теплую воду унесите, - И она указала на шкафчик, на котором стоял такой же набор.

    Служанка, стараясь не смотреть в сторону королевы, подошла к шкафчику и, позвякивая стеклом, начала переставлять посуду. Это стремление во что бы то ни стало отвернуть лицо, не укрылось от Ее Величества.

    - Ну-ка, подойдите поближе. Я что-то раньше Вас не видела. Или видела? - и королева поманила служанку рукой.

    Служанка вздохнув, подошла поближе, все с таким же опущенным лицом.

    - Чего это вы там увидели на полу? Выше голову! Выше... Ба! - и Элайн усмехнулась. - Да это же подружка милейшего Джеральда! Вот так сюрприз! Ну и как тебе нравится в логове железного дровосека?

    Несчастная служанка молчала, сложив руки на переднике и потупив взгляд.

    - Ну что же ты молчишь? Тебя как зовут?

    - Вилена, Ваше Величество. – чуть слышно ответила девушка.

    - Не слышу! Громче!

    - Вилена...

    В голове у Элайн, наконец, что-то щелкнуло.

    «Может, мы еще котят с деревьев будем снимать?!» - эту фразу Морриган сказала в тот самый день, когда Элайн пообещала кузнецу в Редклиффе спасти из замка, захваченного демоном, его дочь.

    - Так ты дочь кузнеца из Редклиффа? - Элайн поняла, почему лицо девушки казалось ей таким знакомым.

    - Да... А откуда Ваше Величество это узнали?

    Королева усмехнулась еще раз.

    - Так ведь это именно я с друзьями нашла тебя в кладовке Редклиффского замка... Помнишь, когда ты там пряталась от оживших мертвецов?

    - Это были Вы?? - удивление Вилены было вполне понятно - Элайн и Алистер в тот день одели глухие, скрывающие лица, шлемы.

    - Ну, да, это были мы... Как поживает твой отец?

    - Он погиб, когда порождения тьмы пришли во второй раз... Я тогда ушла с беженцами за армией в Денерим. А потом попала прислугой во дворец.

    - Ваше Величество! - Вилена вдруг всхлипнула и подошла поближе. - Ваше Величество, помилуйте! - и она упала на колени. - Пощадите, Ваше Величество!

    Элайн удивленно уставилась на Вилену.

    - Ты чего это? Встань.

    Вилена и не подумала этого делать. Она подползла поближе и схватила королеву за подол.

    - Пощадите Джеральда, Ваше Величество! Он так боится Вас, что ушел из стражи... Он даже не хочет со мной видеться! - и Вилена начала рыдать. - Джеральд хочет уйти в монастырь и дать обет. А я люблю его, Ваше Величество!

    - В монастырь! - Элайн засмеялась. - Я успела забыть про него, а он в монастырь собрался... Трусишка твой Джеральд. Впрочем...

    Воспоминание о браваде этого паренька про бездетность железного дровосека больно кольнуло ее сердце. И опять тьма в глубине ее души начала ворочаться, просыпаясь ото сна.

    Вилена, подняв голову, успела увидеть гримасу, мелькнувшую на лице Ее Величества, и, зажав рот рукой, от испуга даже перестала всхлипывать. Ее зареванное личико пошло темными пятнами, а глаза стали круглыми как плошки.

    Но Элайн внутри себя вовремя сжала шею своей злости.

    - Передай Джеральду, что я его прощаю, - она это сказала, отвернувшись от девушки, - И больше пусть языком как помелом, зря не метет.

    Королеву начал тяготить этот разговор, и она поднялась с кресла. Но Вилена даже после этих слов плакать не прекратила. Ее рыдания еще больше усилились.

    - Хватит лить слезы! И нечего тут колени о камни протирать! – правой рукой Элайн шутя, подняла Вилену с пола и слегка встряхнула. - Немедленно прекрати рыдать! Я же сказала, что вы прощены. Выпей воды и успокойся. А потом налей мне.

    Вилена подошла к графинчику и плеснула из него напитка себе в стакан. Каковой буквально залпом и осушила, стуча о края белыми зубками.

    Сразу же ее лицо скрутило судорогой. Рука схватила край шкафчика, тут же разжалась и, выгнувшись дугой, Вилена медленно завалилась на пол, хватая руками воздух. Но когда Элайн подбежала к ней, все уже кончилось – девушка уже не дышала.

    Осторожно понюхав стакан с остатками напитка, королева откупорила графинчик и также осторожно поднесла к носу его горлышко. Горьковатый аромат был едва-едва различим, но ошибиться было невозможно — именно «Демоническая Отрава» выполнила свое безжалостное дело.

    Элайн сама несколько раз готовила порции этой опаснейшей дряни для натирания своего меча и поэтому хорошо знала, как пахнет этот смертельный яд.

    Королева несколько секунд смотрела на распростертое тело несчастной служанки, а потом медленно сказала вслух:

    - А ведь это должна быть я. Этот напиток принесли именно мне.

    «И если бы не Вилена с ее истерикой, то истерика сейчас была бы у Алистера... Алистера! Что там с Алистером?!»

    И она молча бросилась вон из комнаты.


    * * *


    Живой и здоровый Алистер стоял рядом с трупом Вилены и, не отрываясь, смотрел на тот самый графинчик.

    - Значит, - он, наконец, повернулся к Элайн, - Значит, тебя хотели отравить... Насмерть. Кто? Кто этого хотел?

    Элайн тоже уставилась на пресловутую бутылочку, и, не поворачивая головы, сказала:

    - Ользен! Расскажите еще раз, кто сегодня заходил в кладовую рядом с ледником.

    Сенешаль прокашлялся:

    - Голданна, Ваше Величество. И пробыла одна там две минуты. Она взяла кусок сыра.

    Алистер развернулся к нему.

    - Вы это сами видели?

    - Нет, мне это сказала старшая кухарка.

    - Так значит, какая-то кухарка... - король повысил голос. И тут Элайн взяла Алистера за плечо.

    - Может быть, это сделала и кухарка, не спорю. Кухню сейчас тщательно обыскивают и целители проверяют всю еду - но согласись, что комнаты Голданны тоже нужно обыскать. Для чего вдруг Голданне потребовался сыр? Она что, голодает?

    - Но, Элайн...

    - Алистер! Голданну не тронут, нужно только обыскать ее комнату. Ты не против?

    Король замолчал, и только слегка дернул рукой. Вероятно, это означало, что он не против. На его лице опять появилось выражение мучительной печали.

    - Дело касается меня лично. Я хочу сама все видеть. Ты пойдешь со мной? - спросила его королева.

    - Нет, не пойду, - сжав до хруста зубы, ответил король. - Но я верю тебе, Элайн. Боюсь, мне больше некому тут верить...

    Как ни странно, Голданна все еще была в своих покоях, как будто ничего и не произошло.

    - Что случилось? Зачем с Вами стража? - теперь Голданна даже не сочла нужным употребить полагающееся «Ваше Величество».

    Из смежной комнаты выглянула маленькая девочка и сразу же юркнула обратно.

    - Вам сообщат, что случилось. Идите к детям. - Королеве совершенно не хотелось разводить долгие разговоры. Одна беседа с Голданной уже была - и хватит.

    Голданна не сказав не слова, повернулась и прошла в соседнюю комнату - Элайн даже не посмотрела ей вслед. Стражники рассыпались по комнатам и приступили к делу.

    Обыск длился очень недолго - бутылочка с фиолетовой жидкостью обнаружилась в ящике трюмо.

    - Осторожно. Не трогайте ее!

    Королева подошла к ящику. Взяв флакончик, она медленно вынула из него притертую пробку и помахала рукой над горлышком. В воздухе разлился горько-жгучий запах. Пробка немедленно вернулась на место.

    - «Демоническая Отрава». Одной капли достаточно, чтобы любой из вас больше никогда не открыл глаза. Вызовите сюда главного целителя дворца - он подтвердит.


    Как странно. Неужели Голданна такая непроходимая идиотка, что оставила яд практически на самом виду? Да нет, она алчна до бесстыдства, но на идиотку совсем не похожа. Совершенно не похожа. Тогда зачем она ходила в ледник? Чтобы все знали и видели, что это она туда ходила? Чтобы все знали... И чтобы бутылочку все видели...

    Ну конечно! Разумеется, она зашла в кладовую именно для того, чтобы все знали - именно Голданна была около ледника с напитком. И именно поэтому яд лежит вот тут. Практически напоказ. Значит...

    Ну что же, это даже к лучшему. Во всяком случае, мучительный театр под названием «Сестра Его Величества» подходит к концу.


    - Пригласите сюда Его Величество Короля. И немедленно.


    Глава 10


    Голданна стояла, окруженная своими детьми. Маленькие человечки молча таращили свои глазенки на взрослых дядей, закованных в блестящую броню, а самая маленькая девочка крепко вцепилась в юбку матери, засунув большой палец в рот.

    Все молчали. Элайн, по привычке скрестив руки, смотрела мимо семейства сестры Алистера. Голданна сейчас ей была совершенно неинтересна, мало того – для нее эта женщина превратилась буквально в пустое место. Жернова Создателя уже смололи муку ее судьбы.

    Двери распахнулись, и в комнату с лязгом вошел Его Величество Король Алистер Тейрин.

    - Его Величество Король! - раздался голос начальника стражи, и Элайн первая показала всем пример, опускаясь на одно колено.

    Гремя железом, на колено опустились и остальные. Даже Голданна присела в реверансе.

    Лишь ее дети переместили свои испуганные взгляды на нового дядю в золотых доспехах, который смотрел на их мать с таким выражением, будто это была не женщина, а сама смерть.

    - Докладывайте! - отрывисто приказал Алистер сенешалю.

    - В ящике трюмо при свидетелях была найдена вот эта бутылка, - и Ользен указал на флакон, стоящий на столе. - Целительница Мойра под присягой подтверждает, что в ней находится смертельный яд. Также она готова присягнуть, что именно этот яд находился в графине, из которого была отравлена служанка Вилена, принесшая напиток Ее Величеству.

    - Всё? - король явно был не в состоянии произносить долгие фразы.

    - Старшая кухарка также свидетельствует, что за где-то за час до смерти Вилены, госпожа Голданна была в кладовой рядом с ледником, где взяла сыру. Именно в леднике находился тот самый напиток, поданный Ее Величеству служанкой Виленой.

    - Сыр нашли?

    - Нет, Ваше Величество, - ответил начальник стражи.

    - Я дала его детям, - подала голос Голданна, - Они никогда не ели сыра вдосталь.

    - Замолчи!! - крик Алистера очень походил на его боевой клич. Он был явно на грани. Глубоко вздохнув, он сказал уже спокойнее: - Придет время и тебе тоже дадут слово.

    Самая маленькая девочка, та самая, которая цеплялась за юбку Голданны, от испуга попыталась заплакать, но Голданна погладила ее по голове и взяла за маленькую ручку. И девчушка успокоилась.

    - Что еще?

    - Это все, Ваше Величество.

    - Ну что же, я все понял. Голданна, ты хорошо слышала, что тут сказали?

    Голданна все еще держалась, обнимая своих детей.

    - Нет, я не слышала и не хочу ничего слышать. Я ни в чем не виновата и я никого не травила! Просто ты решил так избавиться от меня, чтобы... чтобы... - тут нервы Голданны не выдержали, и она разревелась: - ...предать память нашей матери!


    «Нет, все же она немного сумасшедшая. И для чего она все время тычет Алистеру умершей матерью? Он же вот-вот просто взорвется».


    Алистер уставился на Голданну таким взглядом, что она моментально прекратила рыдать. Как будто ей отрезали язык.


    Прах Судьбы - Часть Вторая


    - При всех я официально отрекаюсь от тебя, Голданна. Ты мне не сестра. И я тебе не брат. Пусть Королевский суд решит, что с тобой делать. И не пытайся просить у меня милости – больше я тебя не знаю и знать не хочу. Стража, взять ее.

    Голданна просто завыла в голос:

    - Дети! А что же будет с детьми?? Я же не виновата! Мои дети!!

    На каменном лице Алистера проступило что-то человеческое.

    - Дети... О детях позаботится корона. Они получат все, что могут и захотят получить племянники Его Величества. Мать-настоятельница решит это лучше меня. - И, решительно развернувшись, Алистер вышел из комнаты.

    Элайн, так ни разу не сказав ни слова, вышла за ним.


    «Все-таки придется говорить с Голданной еще раз. Ох, как я этого не хочу - но видит Создатель, этого не избежать. Оказывается, Алистер может проявлять характер не только тогда, когда Логейна оставляют в живых... Бедный Алистер...

    Но демон меня побери, кто же... Кто?»


    * * *


    Король шел по коридору настолько быстрым шагом, что Элайн пришлось чуть ли не побежать, чтобы нагнать его. По дороге она едва не сбила с ног одинокого стражника в глухом шлеме, идущего навстречу. Он даже не успел понять, кто это пролетел мимо него.

    «Почему нарушает форму? - подумалось Элайн. - Ладно, с этим потом, но сначала надо догнать Алистера».

    - Алистер! Подожди меня! - но он, видимо, ее не слышал.

    И тут Элайн охватило то самое безотчетное чувство тревоги, которое десятки раз выручало ее в подземельях, да и не только в подземельях. Это чувство близкой опасности позволяло ей практически наверняка определять, что за следующим поворотом стоят враги, и что вот-вот будет бой.

    Сейчас она почувствовала то же самое.

    Элайн остановилась как вкопанная, и огляделась. Вот из дверей два стражника выводят Голданну. Вон там, в конце коридора показалась фигура матери-настоятельницы... А одинокий стражник, которого она чуть не сбила с ног, неуловимым движением неожиданно выхватил откуда-то длиннющий волнистый кинжал, с лезвия которого на пол потекли зеленоватые струйки, и молнией рванулся к Голданне.

    - Голданна, беги! – заорала Элайн и сразу прыгнула.

    Платье путалось в ногах - «Выброшу к демонам!» - но Элайн все же удалось кое-как выполнить тот самый боевой прыжок. Именно таким прыжком с мечом в руке, она вскакивала на грудь огров, чтобы нанести последний, завершающий удар чудовищу.


    Прах Судьбы - Часть Вторая


    «Стражник» не был огром, да и меча в руке у нее не было. К тому же платье мешало разбежаться по-настоящему. Поэтому когда королева ударила его обеими ногами в спину, он просто покатился по полу, а не свалился с переломленным позвоночником. Тем не менее, его кинжал от сильного толчка вылетел из его руки и, крутясь вокруг своей оси, заскользил по каменным плитам прямо к дверям.

    Элайн приземлилась не очень удачно, опрокинувшись назад. И пока она вставала, наемный убийца – а в том, что это был представитель именно этой профессии, ни у кого уже сомнений не оставалось - моментально вскочив на ноги, крутанулся вокруг себя каким-то особенным приемом, еще раз сбив ее с ног.

    Все эти прыжки и падения произошли буквально за несколько секунд и настоящие стражники даже не успели выхватить мечи.

    Убийца повернул голову и, оглядевшись, понял, что даже в броске он не успеет добежать до своего оружия. Стража тем временем уже приняла боевую стойку, а опасность, исходящую от Элайн, уже встающей на ноги, он чувствовал своей спиной в самом прямом смысле этого слова. Кроме того, к королеве уже подбегал сам король, вытягивая из-за спины пусть и церемониальный, но в умелых руках достаточно смертоносный меч.

    Поэтому «стражник» просто исчез. На его месте взметнулось призрачное облачко, а дрожащий, слегка видимый контур его фигуры, исчезая на глазах, промелькнул мимо обалдевших от такого превращения солдат прямо к бойнице.

    Когда стража выглядывала во двор, там уже никого не было видно.

    - Оцепить дворец! Никого не впускать и не выпускать! - начальник стражи выкрикивал команды, а солдаты, звеня оружием, разбегались по дворцу.

    - Кто это был, Элайн? - Алистер лишь мельком, для проформы, выглянул в пустой дворик за окном коридора. - Неужели Антиванские Вороны заинтересовались Голданной?

    - Она сейчас сама все расскажет, Алистер. - Королева с горечью рассматривала разодранный подол платья. - Прикажи отвести ее в безопасное место. Голданна знает этого убийцу.


    Глава 11


    Небольшая комната, в которую зашли Элайн с Алистером, была явно каким-то хозяйственным помещением. По углам были навалены мешки и ящики, а на стенах были развешаны полки с тючками и коробками.

    Голданна уже стояла посередине, окруженная тремя стражниками во главе самим лейтенантом.

    - Это что, и есть то самое безопасное помещение? - удивленно огляделась Элайн.

    - Я тут подумал, что если этот убийца вдруг сегодня захочет завершить свое дело, то искать Голданну в этой кладовке он будет в самую последнюю очередь.

    После такой тирады Алистер обычно начинал улыбаться, но сейчас серьезность не покидала его ни на минуту.

    При упоминании своего имени Голданна подняла голову.

    - Где мои дети? Что с ними будет?

    Элайн повернулась к стражникам.

    - Лейтенант, выйдите в коридор и оставайтесь со стражей у дверей. Никто не должен сюда войти, пока мы не позовем вас. Даже сам Создатель вместе с Пророчицей не имеет права войти без нашего разрешения. Поняли?

    - Да, Ваше Величество! – молодцевато кивнул солдат и вместе со своими подчиненными вышел из комнаты.


    «Ну вот, все опять повторяется... Опять Алистер и я стоим перед тобой, Голданна. Только вот вопросы теперь будут другие... Совсем другие...»


    Прах Судьбы - Часть Вторая


    Голданна повторила напряженным голосом:

    - Что с моими детьми?!

    - Твои дети у матери-настоятельницы, живы и здоровы. Их охраняют, не беспокойся, - ответил ей Алистер.

    - Очень приятно слышать, что ты так переживаешь о своих детях, - вступила в разговор Элайн.- Жаль только, что ты об этом не подумала, когда решила сделать то, что сделала.

    - Я ничего не сделала! Ничего! Я никого не травила, это... это вы мне подбросили яд!

    - Сказала бы прямо, что я подбросила. Только вот зачем я тебе спасла жизнь? Просто так, из любопытства, да? - Элайн внимательно посмотрела на Голданну, - То, что ты никого не травила, мне известно. Мне неизвестно другое.

    Алистер удивленно воззрился на королеву.

    - Как?! А то, что она была в леднике... яд в ее комнате? Разве все не указывает на...

    - Именно все и указывает. Причем настолько ярко указывает, что от этой яркости глаза слезятся. Я, например, уверена, что Королевский суд поверит сразу. Что там у них полагается отравителям?

    Алистер немного помолчал.

    - Насколько мне известно, виселица. Но ты же говоришь, что она не травила...

    - Ну, разумеется, не травила. Она даже не знает, как именно называется та жидкость в той самой бутылке. Ее счастье, что дети не добрались до этой дряни раньше стражников.

    Голданна слушала все это с отвисшей челюстью и потрясенно молчала.

    - Впрочем, ей и не полагалось дожить до суда. Если бы вместо Вилены яд убил бы меня, – тут Элайн глубоко вздохнула, – ...клянусь Снами Создателя, что Голданну нашли бы зарезанной. Или разрубленной. Мертвые не говорят, а духов обычно никто не слушает.

    Королева продолжила:

    - Так вот, поэтому мне совершенно непонятно, почему Голданна не хочет назвать настоящего организатора всех этих смертельных фокусов, - И Элайн еще раз посмотрела в лицо Голданне - Или тебе так хочется быть повешенной вместо него?

    - Вместо кого? - Алистер тоже был немало удивлен.

    - Так я же и спрашиваю у нее, кто же это такой умный, что обвел госпожу Голданну вокруг пальца, как последнюю дурочку? Кто же это такой добрый, что сумел подставить мать пятерых детей под виселицу? И кто же хотел напоследок ее просто прирезать, как свинью? Что характерно, при всех!

    Ее Величество обернулась к Голданне.

    - Я не понимаю твоего молчания, - Элайн начала заметно сердиться, - Это что, твой муж?

    - Нет, - едва слышным голосом ответила Голданна.

    - Любовник?

    - Нет.

    - Так нам клещами из тебя вытягивать имя этого человека? Ты понимаешь, что это именно он был готов оставить твоих детей сиротами, а не я или Алистер?

    - Понимаю...

    Тут уже рассердился Алистер.

    - Так почему же ты не хочешь его назвать?!

    - А я не знаю его имени. Он назывался каким-то «Мстителем».

    - Ого! - восхитилась Элайн и повернулась к Алистеру, - Помнишь, что мне говорил папаша Логейн перед боем? Кажется, вроде что «Человека делает качество его врагов»... Знаешь, я начинаю собой гордиться - враги у меня до сих пор весьма незаурядные.

    - Так за что же он мстил? - этот вопрос уже предназначался Голданне.

    - Вроде бы за то, что вы убили его отца. И разорили его род. Я точно не помню.

    Несколько минут Элайн и Алистер потрясенно смотрели друг на друга.


    «Ничто никуда не исчезает и ничто бесследно не проходит. Мельница судьбы сделала полный оборот, а река крови опять пролилась новым дождем.

    Тот, кто ищет справедливости, пусть готовится к тому, что найдет совсем не то, что искал.

    Когда-то ты искала, как отомстить Хоу. Зато сегодня ты нашла отравленную Вилену.»


    - Вот оно что... Надо же, какой сюрприз. Змеи Хоу опять повылазили из нор, - протянул Алистер.

    - Как звали сына этого Хоу?... - пожала Элайн плечами. - Я точно не помню, кажется - Натаниэль. Что же, надеюсь, я как-нибудь наглядно объясню ему, почему я убила его отца и что у них вообще общего. Только это объяснение будет последним в его жизни.

    - Он пообещал, что поможет мне стать эрлессой, если я буду делать то, что он мне скажет... - Голданна, наконец, начала говорить сама, без принуждения.

    - И что именно он тебе указывал? - черты лица Алистера разглаживались – чувство облегчения, что Голданна не отравительница, привело его в несколько умиротворенное состояние.

    - Ну... - Голданна явно затруднялась с ответом. То, что они с Натаниэлем обсуждали насчет короля и королевы, могло опять не на шутку разозлить как Алистера, так и Элайн.

    - Ты боишься повторить? Так я помогу тебе ответить, - спокойно продолжила королева, заметив скованность Голданны. - Ты должна была своими разговорами с Алистером заставить меня за него вступиться. Вот и готова ссора, в которой самая обиженная сторона – это ты. Правда, Хоу явно не рассчитывал на то, что я постараюсь вышвырнуть тебя из дворца за сутки. Потом он попросил тебя сходить под любым предлогом в кладовую и подбросил тебе яд в комнату, пока ты туда ходила. Только вот как он накапал яд в напиток, если он изображал стражника... Под невидимостью?

    - Он заменял на кухне водоноса... - пробормотала Голданна.

    - Тогда понятно. Остальное – это уже детали... И пусть дальше все выясняет начальник стражи. Хватит, Голданна, я от тебя устала. А ты, Алистер?

    - Гм. Действительно, вот теперь действительно все ясно, – он не стал прямо отвечать на вопрос, но легкая улыбка, наконец-то появившаяся на его лице, ответила за него.

    Голданна тоже немного приободрилась и осторожно спросила:

    - А что же все-таки будет с моими детьми? Со мной?

    - Вообще-то пособникам отравителей тоже полагается наказание. Но если Его Величество окажет тебе милость...

    Алистер вопросительно посмотрел на Элайн. Он явно очень затруднялся, что в данном случае можно сказать.

    - Кажется, ты хотела жить, как твой брат? - обратилась королева к Голданне.

    - Да. Хотела. - И через несколько секунд Голданна повысила голос. - Вам не понять, каково это, думать о том, что завтра будут, есть твои дети. Что они будут одевать! Как они вырастут, что узнают от этой проклятой жизни! - Голданна явно накручивала сама себя. - Вам этого не понять! Вы такие богатые... У вас всегда есть еда и красивая одежда, а я и мои дети только здесь, во дворце узнали, что это такое – есть досыта!!

    Элайн подняла руку.

    - Стоп, стоп! Подожди. Твой брат начинал вовсе не с дворца. Алистер, скажи ей, где ты вырос.

    - В монастыре. Меня готовили в храмовники, но потом Дункан завербовал меня в Серые Стражи.

    - Вот и я предлагаю Голданне тоже начать с монастыря. Как ее брат. Думаю, что в казне найдутся средства на обучение и воспитание сестры Его Величества с семейством. Уверяю тебя, Голданна, ни голодать, ни ходить в обносках вы там не будете.

    - Но... - Голданна явно не ожидала этого. - Я не хочу в монастырь...

    - Ладно, так уж и быть. Монастырь пропустим. Тогда начнем сразу со следующей ступени. Ты готова принять посвящение в Серые Стражи? Учти, после него выживают далеко не все.

    - Что??... В Серые Стражи? Меня?

    - Тебя. А ты думала, Алистер стал королем просто так? Пришел, попросил и ему все дали? Ну, не хочешь быть Серым Стражем, можно отправиться на Глубинные Тропы и без этого. Правда, если ты Серый Страж, то драться с порождениями тьмы легче.

    - Мне? Драться с порождениями тьмы? - Голданна изумленно отступила на шаг.

    - Не хочешь?

    - Я не могу! И не хочу ни с кем драться!

    - Тогда вернемся в самое начало, в монастырь.

    - Я не хочу в монастырь!

    - Я опять не понимаю, чем ты все время недовольна – в монастыре прекрасная школа, там тихо и спокойно. Но если ты настолько упряма, что не хочешь нас слушать, то пусть тебя слушает Королевский суд.

    Элайн очень устала от этого разговора. Тем более что молодой Хоу занимал ее куда больше, чем эта несчастная, хотя и очень упрямая женщина.

    - Голданна! – подал голос Алистер. - Твоим детям предлагают содержание, воспитание и обучение. Тебе – спокойную и сытую жизнь. Ты точно уверена, что все это тебе не нужно после того, что сегодня произошло? - и он взглянул в глаза своей сестры.

    - Я... Я согласна... - опустила Голданна глаза после небольшой паузы.

    Уже перед тем, как выйти, Элайн обернулась к ней.

    - Может быть, в монастыре ты встретишь одного Джеральда, бывшего стражника. Имей в виду, что у него была невеста, и они очень хотели детей. - И пока Голданна открывала рот для ответа, королева продолжила: – Его невесту звали Вилена. Это она принесла мне с ледника отравленный напиток.


    * * *


    Солнце уже давно село, когда Элайн зашла в спальню. Алистер был уже там и сидя на кровати, внимательно читал какой-то свиток.

    Как только королева появилась в комнате, он сразу же прекратил чтение и встал с кровати.

    - О, Элайн, наконец-то этот ужасный день кончился.

    - Ничего, завтра будет новый день. Вот увидишь, опять либо молоко скиснет, либо Архидемон проснется.

    Она подошла поближе к зеркалу и уставилась на разорванное снизу платье, которое она так и не успела сменить.

    Притворно-сердитый тон Элайн не обманул короля.


    Прах Судьбы - Часть Вторая


    - Уж лучше пусть Архидемон. Тогда мы точно знаем, что с ним делать, - Алистер стал осторожно заходить к ней со спины.

    - Нет уж, лучше молоко. Для убийства Архидемона мне нужна Морриган с пустым животом, а я не знаю, где ее искать, - Элайн начала расстегивать воротник.

    - Мы что-нибудь придумаем, - схватил Алистер ее сзади за талию.

    - Кстати, - королева резко повернулась в его руках и положила свои руки ему на плечи.

    - Я, наконец, решила, когда поеду в Башню Бдения.

    Было видно, что Алистер очень удивлен.

    - И когда ты туда поедешь?

    - Завтра.

    - Завтра? Завтра?? Почему завтра?

    - Потому что я несколько устала от этого дворца. От вида запотевших графинов. От комнат с трупами девушек. От пропавших водоносов. Я должна сменить обстановку. И самое главное, мне кажется, что расставаться лучше сразу, а не ждать этого события целый месяц. Или два. В конце концов, сколько можно откладывать!

    - Может быть ты и права, душа моя... Все равно, это так ... Я не ожидал.

    - Вот и хорошо, что не ожидал. Тебе предстоит еще ждать моего возвращения, так зачем же мучиться ожиданием моего отъезда?

    - Ты всегда была решительна, дорогая, - руки Алистера нежно сжали ее талию.

    - Почему была? Я такая и есть! - Элайн первая обняла Алистера. Через минуту, едва оторвавшись от его губ, она прошептала:

    - Это платье уже испорчено. Можешь его не жалеть.

    Король словно ждал этих слов – треск рвущейся материи был недолгим. Синие куски шелка, еще утром бывшие новым нарядом, волной упали на пол.

    Подхватив Элайн на руки, Алистер шагнул к королевскому ложу.


    Как бы это глупо не звучало, но королева сама очень хотела Алистера. Именно хотела и хотела неистово, со всей силой своего вспыльчивого нрава, который загорался, словно сухой хворост от удара молнии. Ясное понимание того, что она завтра расстается с Алистером и расстается надолго, поистине придавало ее желанию оттенок какого-то безумия. Она старалась словно загладить сама перед собой решение добровольно покинуть мужа. И заглаживала его в самом прямом смысле этого слова.

    Трудно было сказать, что было крепче — хватка ее рук или объятия короля, заведенного ласками любимой женщины до помрачения сознания. Королеве очень хотелось, чтобы состояние этой эйфории, в которую она впала буквально с момента его проникновения, никогда не кончалось...

    Ее куда-то стремительно несло. Она то погружалась в облако прозрачных искр, вспыхивающих в ее глазах, то выныривала на поверхность реальности. И то лишь для того, чтобы почувствовать прилив теплой волны, сотрясающий ее лоно очередным приступом сладостного наслаждения.

    Элайн вцепилась в своего мужа так, как будто она вот-вот потеряет его навсегда. Ей хотелось почувствовать каждый сантиметр этого тела, прикоснуться к нему не только подушечками пальцев, но и губами, животом, бедрами...

    Королева была ненасытна. Даже когда Алистер был выжат ее прекрасным телом практически досуха, она все-таки сумела вернуть ему способность начать все снова.

    Она уже давно не сдерживалась, позволяя себе достаточно громкие томные стоны. Но в самом конце от нахлынувших толчков восхитительного восторга Элайн вдруг закричала так, что даже Алистер, который, собственно, тоже не пытался быть особо осторожным, торопливо зашептал ей в розовое ушко:

    - Они же сейчас все сбегутся!

    Никто не так и не сбежался. Видимо, стража поняла, что именно она кричала.


    Яркие звезды были отчетливо видны в открытое окно, и ночная свежесть приятно холодила обнаженные тела короля и королевы. Алистер лежал на спине, поглаживая рукой полные груди Элайн. Через некоторое время он пробормотал:

    - Это непорядок... Я лично приказал держать окна закрытыми, а у нас оно открыто. - Элайн не обратила никакого внимания на эти слова. Через минут пять он продолжил. - А я его не закрою. И начальник стражи будет ворчать... Хорошо-то как...

    Что было хорошо – то ли будущее ворчание начальника стражи, то ли ветерок из окна – осталось невыясненным.

    Наконец Элайн повернулась на бок и тоже подала голос:

    - Этот начальник стражи - зануда. Я его скормлю порождениям тьмы, вот.

    Алистер засмеялся и слегка ущипнул королеву.

    - Он нужен короне. Порождения тьмы пока обойдутся без угощения.

    - А я говорю, что он зануда. – упрямо ответила Элайн, - Хоу не поймал. Несчастного водоноса так и не нашел. Зануда и солдафон... - и совсем тихо пробормотала: - Где же, интересно, этот подлец Хоу закопал бедного Реджинальда...

    - Наверное, там же, где ты закопала Анору. – Алистер не изменив позы, продолжил гладить грудь королевы.

    Но та не дала ему вволю насладиться этим процессом. Перекатившись на живот, она уставилась на Алистера.

    - Что?! Я закопала?...

    - Тсс! - король приложил к губам палец. – Ну пусть не ты. Если тебе хочется, то считай, что я ни о чем не догадался. Только в следующий раз, когда будешь не договаривать что-то очень важное, накрывай лицо платком. Твои чудесные глаза умеют рассказывать не хуже твоих прекрасных губ.

    - Но...

    - Но я же сказал тебе – что мы без нее прекрасно обойдемся. Разве нет? - улыбка Алистера была все такой же ободряющей. - Поверь, мне не нужна Анора – я люблю только тебя.

    Элайн восхищенно посмотрела на него.

    - Алистер! Я думала, что люблю тебя очень-очень сильно. А теперь...

    - Что теперь? - он начал беспокоиться.

    - А теперь я люблю тебя еще сильнее!




    Дата публикации: 2010-08-15 16:04:31
    Просмотров: 13129


    Уважаемые посетители,
    Убедительная просьба писать в комментариях только по делу и соблюдать правила хорошего тона: не используйте мат, угрозы и оскорбления, подобные сообщения будут удаляться, а при повторных нарушениях пользователь может быть забанен и у него не будет доступа на сайт.
    На сайте не обсуждаются проблемы пиратских версий, а также запрещены ссылки на торренты и другие источники получения нелегальных копий игр.

    Ваше имя:   Запомнить
    Ваш e-mail:
    Very Happy Smile Sad Surprised Shocked Confused Cool Laughing Exclamation Question
    Mad Razz Embarassed Crying or Very sad Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink Idea Arrow
     
    Секретный код
      =  



    Карточка игры

    Dragon Age: Инквизиция

    Скачать
    DA: Инквизиция


    Разработчик: BioWare
    Издатель: EA Games
    Локализация:
    русский текст
    Жанр: Action-RPG
    Дата выхода:
    - Мир: 18 ноября 2014
    - РФ: 20 ноября 2014
    - Европа: 21 ноября 2014
    Официальный сайт: DragonAge.com




    Опрос
    Какой спутник из Dragon Age: Инквизиция понравился вам больше всех?

    Кассандра Пентагаст
    Сера
    Вивьен
    Железный Бык
    Варрик
    Солас
    Блэкволл
    Коул
    Дориан Павус
    Ни один из, в прошлых частях были лучше!


    Результаты
    Другие опросы

    Голосов: 7211





    Интересное
    Нет данных для этого блока.




    Статистика


    Индекс цитирования